Friday
20/10/2017
USD: 0.00 (0,00)
EUR: 0.00 (0,00)


Назад

2017-10-11 08:24:00
Кто украл пять минут?

Кто украл пять минут?    7 октября в Петербурге бригада скорой помощи выехала с подстанции в Мариинской больнице на вызов к женщине, которая подавилась и задыхалась от «инородного тела в дыхательных путях». В таких случаях у врачей очень мало времени, чтобы помочь человеку, – смерть может наступить через 5–7 минут. Дом, где произошло несчастье, находился неподалеку – на Колокольной, 8. Без пробок этот маршрут занимает около двух минут. Скорая выехала через минуту после звонка диспетчера, в 18.49.
    Перед Невским проспектом горел красный сигнал светофора и стояли две машины ГИБДД. Позднее фельдшер Наталья Богданова скажет телевизионщикам (интервью показали по нескольким каналам, а потом «откорректировали» и убрали ее имя), что сразу же позвонила диспетчеру. «Я доложила, что мы не можем проехать. Он сказал: «Хорошо, мы сейчас будем решать, при помощи ГАИ…» Через пять минут мы смогли проехать, добрались до места, но там уже была бригада скорой помощи. Я позвонила диспетчеру, он сказал: «Вы свободны». У нас центр, пробки, минут за 7–8 должны доехать на вызов. Пять минут мы просто потеряли, потому что не могли проехать».
    Вторая бригада, которую оперативно направил диспетчер, приехала на вызов за 12 минут, но было поздно – женщина скончалась до приезда скорой.
    С небывалой оперативностью о происшествии сообщили информагентства – «Интерфакс» и РИА Новости. В Комитете по здравоохранению им заявили, что проезд скорой был «заблокирован» на углу Невского и Литейного. Источник в ГУ МВД добавил РИА, что дорогу заблокировали граждане, шедшие с Марсова поля.
    Позже стало известно, что граждане с Марсова поля, участвовавшие в протестной акции, в тот момент не могли находиться на Невском проспекте, потому что путь им преградила полиция за квартал до больницы – на углу Литейного проспекта и ул. Некрасова. От улицы Некрасова до Невского проспекта по прямой 700 метров. Есть видео- и фотосвидетельства тому, что на этом участке не было ни одного демонстранта.
    
    
    По данным пресс-службы Городской станции скорой помощи обе бригады скорой помощи действовали в рамках инструкций и уложились в норматив – 20 минут. Несмотря на это, Следственный комитет нашел в инциденте повод для возбуждения уголовного дела о «причинении смерти по неосторожности». Дело было возбуждено в тот же вечер по факту. Обвинение пока никому не предъявлено.
    По мнению Натальи Богдановой, роковыми для скончавшейся женщины могли стать пять минут, которые скорая провела на углу Литейного и Невского, стоя на красном. Следствие намерено выяснить, кто украл у скорой эти пять минут.
    Помешала «зеленая волна»
    «Фонтанка» приводит цитату интернет-пользователя под ником Mentoz, который в тот момент был на углу Литейного и Невского: «По Невскому пустили зеленую волну примерно на 15 минут, то есть Невский проспект было не переехать. По нему постоянным потоком ехали машины. На перекрестках скопились люди и недоумевали, почему так долго не включается зеленый для перехода Невского». В 19.10 по Невскому в сторону площади Восстания (туда окольным путями шли протестующие. – Ред.) проехала колонна ОМОНа с включенными мигалками, после чего «зеленая волна» закончилась.
    Александр Голованов, адвокат, специализирующийся на защите прав граждан, пострадавших от врачебных ошибок, считает, что налицо попытка спихнуть вину на митингующих. «По закону привлечь организаторов митинга к ответственности по этому делу шансов мало. Нужно доказать их причастность. Как можно предъявить обвинение человеку, если нет причинно-следственной связи? Скорее всего, дело прекратят за отсутствием состава преступления. И вопрос к ГИБДД: почему они не обеспечили проезд, раз они регулировали движение?»
    Скорые часто стоят, пропуская кортежи
    По словам врача госпиталя МЧС Михаила Воронцова, который долгое время работал на скорой, в том числе и на 2-й подстанции, откуда ехали врачи 7 октября, при перекрытии движения – например, по случаю проезда высоких лиц – все приходится решать в частном порядке. То есть врач выходит из машины и пытается договориться с гаишником. «Во время 300-летия Петербурга мы выехали на падение ребенка 8 лет с высоты, а в это время по Невскому проезжал кортеж, стоял московский экипаж. Я тогда проблему решил за 20 секунд – просто попросил у инспектора номер жетона и служебное удостоверение, чтобы сфотографировать. На вопрос, зачем, я объяснил, что мы едем к ребенку, который упал с высоты и может умереть, если мы не приедем. Нас пропустили. Но будь это охрана ФСО – вряд ли мы проехали бы. Иногда удается договориться, иногда нет, но ни разу не возбуждались по этому поводу уголовные дела».
    Врач Артур Мустафин работает в транспортной медицинской службе при МЧС, проработал в скорой помощи более десяти лет. Он вспоминает случай, когда их не пропустил президентский кортеж: «Дело было на Московском проспекте. Мы везли тяжелого пациента в больницу. Несмотря на то что проспект был свободен (кортеж еще не приехал), нас не пропустили. Пришлось ждать минут пятнадцать».
    Артур тоже работал на 2-й подстанции при Мариинской больнице. «Мы стояли в пробках на Литейном проспекте все время – даже по ночам, – рассказывает он. – Однажды мы ехали от Мариинской больницы до улицы Белинского (350 метров. – Ред.) полтора часа».
    Водители запуганы
    Водители скорых, по словам Воронцова, тоже запуганы. «Врач кричит ему – езжай быстрей! А он по правилам «тошнит» в правом ряду со скоростью 60 км в час. Несмотря на то что у скорых есть приоритет, в ПДД сказано, что, проезжая на красный, водитель должен убедиться, что его пропускают все остальные участники движения. «Как правило, в случае ДТП дознаватель винит во всем водителей скорой: «Ты не убедился».
    «На красный свет светофора могут проезжать специальные автомобили (скорая/реанимобиль, пожарные, полиция) с включенными проблесковыми маячками синего цвета и звуковыми сигналами. При этом другие участники дорожного движения обязаны уступить таким автомобилям дорогу в любом случае, независимо от цвета сигнала светофора и прочих правил дорожного движения. Водитель спецавтомобиля с включенными проблесковыми маячками и звуковым сигналом может воспользоваться своим преимуществом, только убедившись, что его пропускают». – ПДД ст. 3.
    «Даже с мигалкой и сиреной не пускают. Недавно наша машина попала в аварию на перекрестке. Машина восстановлению не подлежит. Не пропустил скорую один водитель – вылетел на перекресток», – вспоминает Артур.
    Пару раз Михаила Воронцова так выбесило поведение водителей, что он снял видео, где запечатлено, как они мешали проезду скорой, и отправил свои видеозаписи в ГИБДД. Никакой реакции правоохранителей не последовало.
    По словам Воронцова, в конкретном случае к врачам и диспетчерам скорой претензий быть не должно – они все делали по инструкции: выехали в течение минуты на вызов первой категории срочности, прибыли на место раньше чем за 20 минут:
    
    «Судя по информации, женщина задыхалась. Врач мог спасти ее, если бы прибыл на место в течение 3–5 минут. От 10 минут выживают только тренированные люди».
    
    «Я думаю, там кто-то подавился, упал без сознания, – говорит Артур. – Пока родственники увидели, пока сориентировались, что надо звонить в скорую, пока нашли телефон и набрали номер, поговорили по телефону, диспетчер передал на станцию, скорая выехала. От момента самого несчастного случая до выезда уже могло пройти минут 10–15. Потом пробка, светофор, пробка, светофор. При самом прекрасном раскладе могло по факту пройти минут 40. Пять минут в таком случае не решают ничего».
    Оба фельдшера недоумевают, что в конкретном случае возбуждено уголовное дело. «Я всю жизнь на скорой работаю – впервые о таком слышу», – говорит Артур Мустафин.
    По словам пресс-секретаря «Скорой помощи» Светланы Вахрушевой, повода для служебного разбора в конкретной ситуации не было. Комментировать действия Следственного комитета отказались и в Комитете по здравоохранению, и на станции скорой помощи.
    Как сообщила Вахрушева, 7 октября скорая помощь привлекала сопровождение ГИБДД для проезда к пациентам 17 раз.


Оригинал новости