Saturday
25/11/2017
USD: 58.53 (+0.07)
EUR: 69.33 (+0.15)


Назад

2017-11-08 11:37:00
Судьи укоротили реку

    Сначала собственно о даче Хохлова в поселке Овсяное, где один к одному на берегу Нахимовского озера стоят дома людей известных, а некоторых до недавних пор даже влиятельных. До того как перебраться за решетку, там обитали Дмитрий Михальченко, совладелец компании «Балтстрой» и терминала порта Усть-Луга, и Андрей Каминов, экс-руководитель ФГУП «АТЭКС» Федеральной службы охраны РФ, а также пока более везучие Николай Негодов, бывший замминистра транспорта РФ и бывший первый замначальника Управления ФСБ, и Николай Таскин, руководитель Дирекции по строительству и реконструкции объектов в СЗФО.
    Эти имена мы почерпнули из материалов прокурорских проверок в 2012 году, где сказано, что высокопоставленные дачи на берегу возникли благодаря незаконному двойному учету сельских лесов. В 2011–2012 годах Рощинское лесничество пыталось истребовать незаконно занятый лесной фонд у Хохлова и его соседей, однако суд отказал ему, сочтя ненадлежащим истцом. Надлежащий истец – Комитет по природным ресурсам – в суд так и не пошел. По нарушению Водного кодекса претензий и вовсе не предъявлялось.
    Мнение Хохлова о сложившейся ситуации известно: он считает себя добросовестным приобретателем.
    24 октября Дмитрий Хохлов вынес решение по делу № А56-23195/2017, в котором Рощинское лесничество требовало от ПАО «Ленэнерго» компенсацию за самовольное занятие лесного участка для прокладки ЛЭП. Некий владелец участка заказал прокладку электричества, а «Ленэнерго» не стало тратить время на договор аренды, проект освоения лесного участка, лесную декларацию и проч., а просто поставило столбы прямо в лесу. Лесничие попытались было заявить о возбуждении уголовного дела, но Рощинский 89-й отдел полиции им отказал.
    Лесничие пошли требовать правды в суде, но и судья Хохлов им отказал. Притом что отказал хитро: факт лесозахвата признал, а «нанесения ущерба лесному фонду» не заметил. По мнению Хохлова, нужно еще доказать связь между нарушением права и возникшими убытками.
    Теперь лесничие размышляют, имеет ли смысл подавать апелляцию в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд. Дело в том, что, случись это пару месяцев назад, их дело попало бы к судье Яне Баркановой, которая недавно вышла в отставку, но которую и экологи, и лесничие хорошо помнят.
    В 2013 году сестрорецкий активист Роман Ларин обнаружил, что забор нового особняка в стиле северный модерн (Сестрорецк, Ермоловский проспект, 36) огородил излучину Малой Сестры, служившую ранее местом отдыха горожан. До воды оставалось только пять метров, хотя по закону открытая береговая полоса должна быть 20 метров. Ларин пытался поговорить с хозяевами дома, но вместо этого попал в полицию, где его обвинили в попытке кражи, продержали три часа и сняли отпечатки пальцев. Впоследствии, ознакомившись с материалами проверки по своему заявлению, Роман понял причину полицейского усердия: забор принадлежал судье Баркановой.
    Хозяева особняка легко и элегантно отбились от обвинения в берегозахвате. Из Невско-Ладожского бассейнового управления Роману сообщили, что длина Малой Сестры – 5,3 километра, а реки короче десяти километров имеют пятиметровую охранную береговую полосу. Это было удивительно, так как Малая Сестра – часть единой водной системы с большой Сестрой и Сестрорецким Разливом.
    «Такое ощущение, что идея выделить ее в отдельный водный объект пришла моим оппонентам по ходу строительства, – считает Ларин. – Потому что забор они ставили в два этапа: сначала огородили горку над рекой, а потом спустили к берегу».
    В чем действительно не откажешь судьям, так это в любви к закону. Они не просто поставили заборы, но сделали это юридически безупречно. Один судья по документам превратил лес в сельхозку, другая уменьшила количество берез в четыре раза.


Оригинал новости