Monday
11/12/2017
USD: 59.28 (0,00)
EUR: 69.64 (0,00)


Назад

2017-11-28 18:05:00
Прокуратура сделала открытие: наркоман алкоголиком быть не может

    «Дом надежды на горе» в деревне Перикюля Ломоносовского района за 21 год помог 7 тысячам людей, страдающих наркозависимостью и алкоголизмом, и почти 9 тысячам их родных. У его пациентов высокий процент ремиссии – около трети больше не пьют вообще, есть те, кто срывается, но выкарабкивается.
    Двадцать лет Дом помогал бесплатно – на средства благотворителей. Поддерживали и государственные не столь большие, но субсидии – от Петербурга и Ленобласти. Хотя с каждым годом становилось труднее: несколько раз Дом оказывался на грани закрытия, сотрудникам задерживали зарплату.
    В этом году случилась история, которую невозможно представить на трезвую голову. «Дом надежды на горе», как НКО, подал заявку в Комитет по социальной политике Смольного на получение субсидии и выиграл конкурс – 4 млн рублей.
    Светлана Мосеева, директор Дома, говорит, что из комитета уже прислали бумаги, необходимые для подписания договора. А потом наступила тишина. Светлана позвонила в Смольный и узнала, что пришла прокурорская проверка и к ним есть вопросы по субсидии 2016 года: якобы деньги были выделены неправильно: помогают «наркозависимым», а у них по бумагам «алкозависимые».
    «Я даже опешила… Алкоголизм – одно из наркологических заболеваний, относится к той же категории, что и наркозависимость; наркотики, алкоголь – все это психоактивные вещества, – говорит Светлана Мосеева. – На следующий день я приехала в комитет, там сидит прокурорский человек, пальцем водит по строчке и говорит: «Вот видите, написано «наркозависимость», то есть алкоголиков быть не может, наркоман никогда не будет алкоголь употреблять».
    Светлана безуспешно ему объясняла, что пациенты Дома – специфические люди, они пересаживаются с наркотиков на алкоголь и наоборот. «Есть направление медицины, которое называется «наркология», «алкологии» нет, – продолжает Светлана. – Есть наркологическая больница, нет «алкологической», а он мне в ответ: «Меня не интересует медицина». И вообще сказал, что ему не нравится название ПАВ, психоактивные вещества, туда и кофеин, и табак отнести можно, но это не то, на что должны выделяться государственные средства.
    Светлана ушла из комитета ни с чем. Через неделю ей сообщили, что прокуратура запретила выделять им деньги. Тогда Мосеева отправилась в Городскую прокуратуру вместе с председателем Комитета по соцзащите Александром Ржаненковым. «Заместитель прокурора Дмитрий Харченков сказал: слава богу, что пресекли возможность дать денег «этому Дому», потому что там нецелевое использование средств», – рассказала Мосеева.
    Никаких уведомлений, что в субсидии им отказано, в Доме не получили. Мосеева написала всем – вице-премьеру Ольге Голодец, в Минздрав, председателю комиссии по профилактике наркозависимости при Совете Федерации Галине Кареловой – с просьбой разъяснить терминологию. Внятных ответов не получила.
    «Дом надежды на горе» еще в минувшем году был вынужден сократить число мест на шесть – нет денег, теперь может принять на реабилитацию лишь 20 мужчин и 8 женщин, а очередь – до конца года включительно. Минувшим летом пришлось установить взнос за питание – 10 тысяч рублей за три недели, иначе кормить людей будет нечем. Бесплатно принимают пять бездомных из «Ночлежки».
    До этого центр навещала прокуратура Ломоносовского района – в рамках инспекции всех реабилитационных центров. Ничего криминального не нашла. Осенью они отчитывались перед Контрольно-счетной палатой Ленобласти за 2015–2016 годы. Тоже все в порядке.
    «Нам надо долги за этот год закрыть, чтобы с налоговой не было проблем. А задержка зарплаты на два месяца – уголовное преступление. Со всех сторон обложили, – невесело констатирует Светлана Мосеева. – Налоги нечем платить – посадят, зарплата задержана – посадят, «алко-» вместо «нарко-» – посадят».
    30 ноября Правление реабилитационного центра должно было решать, как дальше работать. Но в конце минувшей недели стало известно, что центр на 2018 год получил президентский грант – 7 млн рублей. До которого, конечно, еще надо дожить.
    На запрос «Новой» в Комитете по социальной политике сообщили, что ответят в ближайшее время. «Новая» будет следить за развитием ситуации.


Оригинал новости