Monday
11/12/2017
USD: 59.28 (0,00)
EUR: 69.64 (0,00)


Назад

2017-12-06 00:32:00
Андрей Бажутин: «Спасибо тем, кто затеял эту муть»

     
    – Как вы стали иностранными агентами и чью помощь получили из-за рубежа?
    – В конце ноября 2017 года мне позвонили из Минюста. Сказали – поступило заявление от некоего гражданина, придется провести проверку с 20 ноября по 15 декабря. Мы в максимально короткий срок, за неделю, собрали необходимые документы. Я лично съездил в Москву, привез их в Минюст. А через два дня принято решение о том, что мы «иностранные агенты», то есть вся проверка заняла не более десяти дней. Оперативная работа.
    – Как объяснили это?
    – Сослались на следующие факторы: иностранным агентом могут признать некоммерческую организацию, получающую деньги из иностранных источников и занимающуюся политической деятельностью. Но мы никогда не получали никаких средств ни от политических партий, ни от общественных движений из-за границы и политической деятельностью не занимались. Однако в июне 2017 г. на наш счет из Германии, от частного гражданина, поступило 247 тысяч рублей – у нас даже валютного счета не было. Мы, проконсультировавшись с юристами, решили их принять – на пробег, который никак не был связан с политикой. Автопробег провели. Обо всех средствах отчитались. Но по мнению российских чиновников, самые опасные люди в стране – дальнобойщики. Они подрывают государственность и конституционный строй.
    – С чем вы связываете такое положение?
    – В июне я заявил о том, что хочу принять участие в президентских выборах. Однако планировать и участвовать – разные вещи. Я не подготовил документы, ничего не подал, но, думаю, именно этому хотели воспрепятствовать и поэтому нас сделали «иностранным агентом». Теперь не можем выдвинуть своего кандидата от ОПР. Но в законе указано: это невозможно, если организация является иностранным агентом год и более. А нашей организации с момента регистрации нет и года.
    – Нет ли подозрения, что платеж из Германии – провокация?
    – Скорее всего, провокация. По закону суммы меньше 200 тысяч рублей, поступающие из-за рубежа, не повод для признания иностранным агентом, свыше – да. Но самое интересное – никогда у нас не было ни от кого переводов! Мы существуем за счет членских взносов: оплачиваем символику, акции, услуги юристов… Естественно, денег не хватает. Поэтому мы и воспользовались платежом из Германии – в такой момент такая сумма. А теперь понимаем: похоже, провокация. У нас нет связей с заграницей. Единственная поездка ОПР в Германию была еще до первой стачки – в марте 2017-го: нас пригласил немецкий профсоюз, чтобы рассказать, как у них работает подобная система.
    – А то, что вы ездили в Германию и платеж поступил оттуда, сейчас не станет дополнительным доказательством для тех, кто вас объявляет «иностранными агентами»?
    – Подождите! Владимир Владимирович и Дмитрий Анатольевич тоже регулярно летают за границу, с кем-то встречаются, общаются, потом возвращаются, деньги из страны уходят… Они патриоты при таком раскладе? А дальнобойщики – враги народа. Так?
    – Будете обжаловать решение?
    – Безусловно! Готовы дойти до ЕСПЧ. А с другой стороны… Про нас давно молчали. В тот день, когда ОПР появилось в реестре иностранных агентов, мне позвонили из Минюста. Едва я положил трубку, позвонили из «Интерфакса», и с тех пор по сегодняшний день трубку я опустить не могу. Звонят коллеги, СМИ, просто взволнованные люди. Спасибо тем, кто затеял эту муть. Наверное, они другого результата ждали. Но люди, которые живут рядом с нами, знают, кто такой дальнобойщик. Я сомневаюсь, что кого-то возмутит голодный, уставший, сидящий на дороге и меняющий колесо на КамАЗе человек в телогрейке с надписью «иностранный агент». Многие из перевозчиков, когда услышали, что объединение теперь в черном списке, сказали: мы гордимся этим.
    – А есть возможность выяснить, кто перевел вам платеж из Германии?
    – Есть платежные документы, где указаны реквизиты частного лица. Многие заинтересованы в данной информации, но мы решили передать ее для расследования. Если человек добровольно перевел пожертвование и хотел нам помочь, у нас будет возможность его поблагодарить. Заодно это подтвердит, что мы не иностранные агенты. А если проверка докажет, что намерения у него были нечестные, все об этом узнают.
    – Думаете, это поможет в суде?
    – Не знаю… По крайней мере, найдется человек. Я, конечно, утрирую, но даже если он придет на суд – с переводчиком или без, с консулом, с Ангелой Меркель, с кем угодно – и станет доказывать, что как гражданин Германии просто хотел помочь гражданину России, я не уверен, что его вместе с нами не посадят.
    – Признание иностранным агентом усложнит работу дальнобойщиков?
    – Для дальнобойщиков ничего не изменится. Для профессионального объединения – тоже. Зато усложнит нашу отчетность. Мы будем сдавать ее раз в квартал, отчитываться за каждый рубль, аудит придется провести и многое прочее. Но, думаю, у нас никаких поступлений из-за границы и не предвидится. Это было единственное. Кстати, по закону, если в течение года подобное не повторится, можно без суда вернуть прежний статус.
    – Как сейчас работается дальнобойщикам и какие планы у объединения?
    – С 15 по 25 декабря планируем новую забастовку. Власти опять пытаются повысить штрафы за неучастие в системе «Платон» – с 5 до 20 тысяч рублей. Но это не единственный повод. Акциз повышается. Он, как и «Платон», влияет на каждого человека в России. Минтранс выдумал регулярное подтверждение профпригодности и обучения, разделение частника и профессионального водителя. Но авторы новых законопроектов оторваны от жизни. Недавно представитель автошколы насмешил: «Мы будем делать для вас короткие ролики, чтобы показывать, как должны работать дальнобойщики». Я не выдержал: «Извините, но 30-секундные ролики 24 часа в сутки у нас пролетают на практике». Обучение ничего не значит без практики. А мы практикуемся ежечасно, ежеминутно.
    – Где и как будет проходить стачка?
    – Мы постараемся максимально остановить трафик по всей стране. Как и в прошлый раз, выставим немногочисленные протестные лагеря – основная масса будет стоять на стоянках. Во всех регионах, где пройдут забастовки, будем отслеживать работу сотрудников транспортной инспекции, чтобы они не наказывали водителей неправомерно, а только за нарушения (перегруз, превышение скорости, техническое состояние автомобиля и др.). Подозреваю, что во время стачки надзорные органы станут работать не по режиму, не по регламенту, поэтому четко придется фиксировать их действия повсюду.
    – Но без противодействия силовых структур все равно не обойдется.
    – Колонну автомобилей с символикой, стоящих в разрешенном месте и ничего не нарушающих, разгонять можно сколько угодно, но глупо. Как показывает практика, это ничего не дает, а только добавляет членов ОПР. Воевать с собственным народом – неправильно. Может, кого-то удастся запугать, но это не решение вопроса. Нежелание разговаривать с нами рано или поздно чем-то обернется. Уже сегодня в нашей отрасли есть много радикально настроенных людей, реально уставших от всего. Мы пытаемся сдержать их протест, не переходить грани. Однако если мы не сумеем их убедить в том, что возможен конструктив, кто знает, в каких «партизан» превратятся эти люди?


Оригинал новости