Tuesday
20/02/2018
USD: 56.34 (0,00)
EUR: 69.90 (0,00)


Назад

2018-02-09 11:23:00
Блокадный хлеб на весах бизнеса

Блокадный хлеб на весах бизнеса    Этот завод, с разработанной инженером Георгием Марсаковым уникальной технологией вертикально-кольцевого цикла хлебопечения, был взят под охрану не только как выдающееся произведение промышленного авангарда, но и как объект, сыгравший исключительную роль в героической летописи города. "Левашовский хлебозавод. Здесь выпекали хлеб в годы блокады Ленинграда 1941–1944 годов" – под таким названием памятник включили в госреестр.
    После остановки производства завод перепродавали, сейчас он и территория – в собственности холдинга RBI, подготовившего проект строительства комплекса из семи многоэтажных корпусов. Виды на уникальный объект конструктивизма с Барочной и Большой Зелениной улиц окажутся перекрыты, что вызывает протесты градозащитников.
    До недавнего времени владелец заявлял о намерении использовать памятник под коммерческий центр. Альтернативное предложение – создание Музея обороны и блокады Ленинграда – было проработано студенткой кафедры музейного дела и охраны памятников Института философии СПбГУ Алиной Заляевой. Идея обретает все больше сторонников, теперь о Левашовском хлебозаводе говорят на всех конференциях и круглых столах, посвященных блокадному музею в Соляном городке и новому комплексу у Смольного. Так, при недавнем обсуждении этой темы Всемирным клубом петербуржцев Михаил Пиотровский заявил о возможности создания целого архипелага музейных объектов, хранящих память о блокаде, включая блокадную подстанцию на Фонтанке и Левашовский хлебозавод. В поддержку создания такой цепочки с упоминанием тех же звеньев высказался и вице-губернатор Игорь Албин.
    Говоря о преимуществах Левашовского хлебозавода, Алина Заляева называет ауру подлинности, символизм самой архитектуры здания: цилиндрические формы ассоциируются с фортами города-крепости, а круглая конфигурация помещений – с кольцом блокады. Производственный цикл здесь был устроен по спирали, охватывающей все шесть этажей, и перемещение посетителей музея по такому маршруту станет метафорой дантовых кругов ада, пережитого жителями осажденного города. А собранные в пучок бетонные ребра перекрытий могут трактоваться и как опрокинутое колесо истории, и как лучи зенитных прожекторов.
    
    Возможность реализации этой идеи обсудили недавно на круглом столе, организованном петербургским отделением ВООПИиК, с участием специалистов музейного дела, жителей блокадного Ленинграда, чиновников и руководства холдинга RBI. Мероприятие едва не сорвалось: за несколько часов до начала пришлось искать новую площадку, поскольку в назначенной изначально городской библиотеке, подведомственной Комитету по культуре, внезапно все помещения оказались непригодны для проведения дискуссии. Сам комитет счел ее нецелесообразной и от участия отказался. Не прислал своих представителей и КГИОП. Пришедший председатель КГА Владимир Григорьев сразу обозначил, что вопрос создания нового музейного комплекса у Смольного – дело решенное. И выразил сомнение в возможности создания музея в здании хлебозавода как альтернативы новому строительству: "Современный музей – достаточно сложный организационно и технически комплекс, включающий фонды, хранение, научную работу. Всю эту функцию пытаться вписать в объем хлебозавода точно не удастся. В новом комплексе 24 тысяч кв. м полезных площадей, а здесь в пять раз меньше".
    Но у профессиональных музейщиков иное мнение.
    "У меня сомнения как раз по поводу 24 тысяч метров, – парировал замдиректора Эрмитажа Алексей Богданов. – Чем собираются наполнить такое пространство? Мы приспосабливали для центров Эрмитажа объекты во Владивостоке, Омске, Екатеринбурге, Выборге (где, кстати, похожее по конфигурации конструктивистское здание), спокойно все помещалось, никаких технических проблем не возникало. Во Владивостоке планируем строительство единого комплекса пяти крупнейших музеев страны, для этого оказалось достаточным 7 тысяч кв. метров. Здесь 5 тысяч, это совсем немало".
    Поддержал необходимость создания музея в здании хлебозавода и зампредседателя совета ветеранов "Дорога жизни" Сергей Панин.
    Неделю назад Комитет по культуре информировал, что не считает возможным рассматривать вопрос создания здесь музея, поскольку принятое собственником решение опирается на выданное КГИОП в сентябре 2016 г. задание на проектирование, а оно не предусматривает приспособление под музей (только фотовыставка в первом этаже, посвященная заводской технологии).
    Но на круглом столе застройщик вынул из рукава презентацию общественно-музейного комплекса, над созданием которой будто бы работает "уже более полугода, а не после появления вчерашней петиции", как выразился Эдуард Тиктинский. Памятник намерены преобразовать в "коммерческо-административное здание с общественной функцией и музейно-экспозиционными площадями". Где, по заверениям главы холдинга, значимая часть будет связана с технологией выпечки хлеба.
    
    "Для увековечения блокадного опыта важны новые формы, на языке нового поколения", – убежден господин Тиктинский. К разработке концепции привлекли создателей модных креативных пространств.
    
    Соответствующие приемы намерены задействовать и здесь, чтобы новому поколению было не скучно: световые инсталляции, 3D-моделирование реальности и прочие игровые затеи.
    Такой подход вызвал резкое неприятие у представителей музейного сообщества.
    "Все, что вы здесь представили, не годится для музея блокады, – убежден Алексей Богданов. – Тема блокады, блокадного хлеба в особенности, требует иного эмоционального состояния, это очень пронзительные вещи, я не могу их сопоставить с 3D. Само пережившее блокаду здание, где производили самое святое на тот момент, – это намоленное место. Оно дает гораздо более сильное впечатление, чем любое современное здание и любые современные технологии".
    Попытки руководства компании доказать, что новому поколению классический музей малоинтересен, не имели успеха.
    "Мы – школьный музей, в нем работают дети, пишут исследовательские работы, проводят экскурсии, организуют концерты и встречи, – вступила в полемику директор музея "А музы не молчали" Ольга Прутт. – У нас по три-четыре экскурсии в день проводится. К нам не только со всего города, со всей страны и из разных стран дети приезжают. Вы бы видели, как они слушают, как смотрят!"
    Профессор РГПУ им. Герцена Ольга Спанжа считает очень опасным идти на поводу у "клипового сознания" – такая подача информации вытесняет настоящие переживания и плодит мифы, а не дает правдивое представление о событиях, чему служит демонстрация подлинных предметов и документов.
    "Мы все меньше говорим о музейном предмете, – убеждена Ольга Спанжа, – через который должны показать проблему блокады соразмерной человеку, который жил в этой ситуации, тем вещам и предметам, что наполняли его пространство. Мы понимаем, что новое поколение живет в иных реалиях, но это не значит, что мы должны предлагать какую-то игрушку, которую ему удобно потребить".
    Эдуард Тиктинский заверил, что высказанные замечания и пожелания могут быть учтены. Но при этом вполне недвусмысленно определил условия для торга: "Я бы не хотел, чтобы вы одной рукой вели с нами переговоры, а другой пытались угробить наш жилой проект. Давайте оставим его в покое, и тогда будем искать возможность увековечить память в рамках музея".
    "Как вам не стыдно шантажировать? – возмутилась Алина Заляева. – Вы же не станете выдирать листы из дневника Тани Савичевой, уверяя, что это ничего не меняет. Так и здесь – новая застройка обрубает градостроительную роль памятника".
    Активисты Елена Малышева и Михаил Дружининский пообещали тщательно изучить проектную документацию, не исключив возможность оспорить в суде выданные по ней разрешения. Пока, впрочем, пакета согласований еще нет. В ближайшее время проблема сохранения Левашовского хлебозавода будет рассмотрена на заседании комиссии ЗакСа по образованию, культуре и науке, пообещал ее председатель Максим Резник.


Оригинал новости