Tuesday
25/06/2019
USD: 62.91 (0,00)
EUR: 71.60 (0,00)


Назад

2018-05-09 13:53:00
Репрессионный маршрут

Репрессионный маршрут    Предварительный – потому, что до 9 мая суды прошли только у чуть больше половины задержанных. Вторая половина – впереди.
    Все это очень похоже на итоги «антикоррупционной» акции 12 июня прошлого года – когда задержали более 600 человек, и около 200 человек были арестованы на различные сроки. На последующие протестные митинги питерские власти и полиция отреагировали куда мягче – число задержанных резко сократилось, как и число арестов. Но перед инаугурацией президента все вновь повторилось.
    Почему? Да потому, что уже минуло 18 марта.
    Впрочем, обо всем по порядку.
    Сперва – о задержаниях
    На майской акции полиция начала задерживать ее участников не сразу – по сложившейся традиции, сперва демонстрировала (в том числе, в разговорах со мной) гуманность, просила идущих «будьте любезны, освободите проезжую часть»...
    Но потом, дав какое-то время вольно погулять по Невскому туда и обратно, перешла к задержаниям. Большей частью, хватали тех, у кого были плакаты или символика, или тех, кто что-то кричал. Но было и иначе: Алексея Белозерова задержали (причем, весьма жестоко), когда он пытался передать в автозак памятки с телефонами группы помощи задержанным. Ударили сзади, сбили с ног и потащили по асфальту. Забегая вперед: именно Белозеров потом получил самое суровое наказание: штраф в 15 суток ареста и 170 тысяч рублей штрафа.
    
    На то, что избивали – при задержании, в автозаке, в полиции, – жаловались многие из задержанных. Но очень мало кому удалось зафиксировать травмы, а у части тех, кто смог это сделать, справки потом изъяла полиция.
    Теперь – о содержании в полиции и предъявленных обвинениях
    Большей части задержанных оформили протоколы сразу по двум статьям Кодекса об административных правонарушениях: 20.2 (нарушение правил проведения митингов) и 19.3 (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции). При этом за «неповиновение» выдавалось, как правило, то, что люди якобы отказались выполнить объявленное через мегафон требование разойтись. Многие, однако, никаких требований вовсе не слышали – но это не помешало полицейским составить на них соответствующие протоколы.
    В чем здесь «подлянка»: по статье 20.2 полагается только штраф, и в полиции нельзя держать больше трех часов, а по статье 19.3 можно получить арест – и тех, кому ее написали в протоколе, могут оставить в полиции на срок до двух суток, и прямо из отдела везут в суд. Что и произошло с большинством тех, кого задержали – ночь (а то и две) они провели в полиции, в, мягко говоря, не лучших условиях. Где-то доходило до откровенного издевательства, как в 16 отделе полиции, где людей пять часов после приезда в полицию не переводили из автобуса в помещение, не оформляли на них протоколов, не давали выйти в туалет или покурить, и не давали воды. При этом задержанные не считались «доставленными», а якобы, находящимися «в дороге». И отсчет трех часов, которые можно держать в полиции, даже не начинался...
    
    Следующий этап «репрессионного маршрута» – суды
    Они оказались очень похожими на те, что были после акции 12 июня 2017-го: решения выносились при полном игнорировании аргументов защиты, при отклонении подавляющего большинства ходатайств, и без каких-либо доказательств совершенных гражданами нарушений (единственным и неоспоримым доказательством считались полицейские протоколы, которые писались буквально под копирку). При этом многих судили в выходной день (ничто не мешало отпустить их из полиции, а затем вызвать в суд), не пуская на заседание суда никого, кроме адвокатов и общественных защитников. Более того: где-то отказывались пропускать и общественных защитников, а в одном суде не пустили даже адвоката Сергея Голубка, сославшись на распоряжение судьи.
    Правда, и там, где участвовали адвокаты – причем, весьма квалифицированные, – это, большей частью, мало влияло на результат. Так, Виталий Черкасов из «Агоры» почти весь день 6 мая провел в Петроградском суде – который, проигнорировав все его аргументы и без каких–либо доказательств нарушений, арестовал одного из его подзащитных на 5 суток, а второго – на 10 суток. «Это была игра в одни ворота без правил», – резюмировал Черкасов.
    Заметим: решения судов было трудно объяснить логически. При одних и тех же «исходных данных», в Василеостровском) суде всем давали только штрафы, без ареста, причем по минимуму, в Выборгском – практически то же самое, а в Приморском, Калининском и Дзержинском практически все получали арест...
    Теперь – о причинах происшедшего
    Думается, что относительная мягкость полиции на протестных акциях осени 2017-го – весны 2018-го была связана с президентскими выборами.
    Пока готовилась и шла кампания, власти старались избегать крупных скандалов. Хотя отдельных оппозиционеров перед выборами и решили изолировать – посадив их в конце февраля – начале марта под арест за участие в протестной акции 28 января. Что характерно, во время этой акции полиция претензий к ним не предъявляла – наказание оказалось «отложенным», так, чтобы оно пришлось аккурат на время голосования.
    Ну, а после выборов – где старо-новый президент получил подавляющий перевес над соперниками (в том числе и потому, что часть протестно настроенных избирателей на выборы не пришла, в то время как путинский электорат был отмобилизован полностью), – власти решили, что с теми, кто против, можно вовсе не считаться, и никакой необходимости сохранять даже относительные приличия больше нет.


Оригинал новости