Saturday
23/06/2018
USD: 63.24 (-0.55)
EUR: 73.72 (+0.04)


Назад

2018-06-12 16:21:00
Почетный трижды инвалид

Почетный трижды инвалид    С советского времени городу достались сотни неказистых домиков, расположенных в Курортном районе. В Солнечном и Комарово, в самых престижных местах, недалеко от Финского залива, круглый год в них селили по несколько семей из тех, кто не может себе позволить снять полноценную дачу.
    Не простой арендатор
    И вот три домика с прилегающим участком по Нагорной улице в поселке Солнечное, в которых раньше снимали дачи социально уязвимые категории, недавно обнесли строительным забором. Фотографу «Новой» открылась следующая картина: нехитрый скарб из халуп вынесен и свален в кучу на земле, часть деревьев спилена, участок местами перекопан. Выглядит так, как будто участок ожидает серьезное переустройство. По закону это, казалось бы, невозможно: согласно договору аренды социальных дач, арендатор не имеет права что-либо менять на участке.
    Но выяснилось, что это не простой арендатор. Согласно выписке из ЕГРН, все три дачных дома снимает один гражданин по имени Вячеслав Серафимович Макаров. В выписке не было сказано, какую должность он занимает, однако людей с таким сочетанием имени, фамилии и отчества, да еще способных за раз получить три домика в Курортном районе, в Петербурге немного. Один из них – председатель Законодательного собрания СПб. Судя по ЕГРН, полный тезка спикера заключил договора аренды на все дачи почти одновременно: на дома 5 и 7 по Нагорной – в ноябре 2015-го, с окончанием срока аренды в 2025 году, на дом 3 – в сентябре 2016-го, с окончанием, соответственно, в 2026 году.
    
    
    
    Действительно, по закону социальные дачи предоставляются в аренду на десять лет. Неясно одно: почему помещения для трех семей достались одной? А также к какой льготной категории граждан из перечня городского закона «О государственном дачном обслуживании граждан льготных категорий» № 170-14 относится спикер ЗакСа? Он одинокая мать с детьми до 16 лет и доходом ниже прожиточного минимума, или он многодетный отец, одинокий инвалид детства, бывший узник фашистского концлагеря, инвалид-блокадник, инвалид боевых действий или ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС?
    
    Стоимость льготного договора в 2018 году составляет от 60 до 90 тысяч рублей в год. Комитет по социальной политике ежегодно определяет, какую часть арендной платы будет вносить льготник, а какую – городской бюджет. В 2018 году этот коэффициент составляет 55,5%. Стоимость коммерческой аренды тоже разнится, только амплитуда там больше в несколько раз – от 120 тысяч до 1 млн 200 тысяч рублей в год.
    
    Кстати, к какой бы категории он ни относился, для получения права на социальную дачу гражданин как минимум не должен иметь другой дачи. Мало того, что последний договор был заключен при наличии уже двух арендованных домиков, но, по данным «Новой», спикер пользуется еще одной госдачей неподалеку – той, где раньше квартировала Валентина Ивановна Матвиенко в бытность полпредом президента. Адрес – Солнечное, Ленинградская улица, 1. Но это уже совсем другой жанр госдач – элитный. В государственный дачный фонд для бедных, регулируемый законом 170-14, этот объект не входит, но госдачей является.
    
    
    Прокуратура не то считала
    В 2015 году прокуратура проверяла СПб ГУПДО «Пригородное», отвечающее за обслуживание дачного фонда. Надзорное ведомство результаты программы на 2015–2016 годы не удовлетворили: дачи распределялись по непрозрачной и непонятной схеме, многие льготники их получить не могли. По закону СПб «О государственном дачном обслуживании граждан льготных категорий» не менее 50% фонда должны заселяться льготниками, а остальные места (но не более 50%) могут распределяться по коммерческим ценам. В законе также сказано, что распоряжение объектами фонда иным образом запрещается.
    Прокуратура сообщила, что «Пригородное» в 2015–2016 гг. по договорным ценам распределило 914 отдельных дач, а льготникам досталось только четыре: это свидетельствует о «нерациональном распоряжении объектами фонда и нарушении прав льготных категорий граждан». В релизе, который распространила прокуратура, был перечень случаев отказа в предоставлении льготных дач блокадникам и инвалидам I и II групп.
    В итоге прокуратура внесла представление губернатору города, а Управление по развитию садоводства и огородничества (которому подведомственно «Пригородное») провело уже свою проверку. В акте, подписанном руководителем созданной для этого комиссии, был признан факт того, что да, «указанное соотношение (50 на 50. – Ред.) выдержано не было». Были ли среди 914 «договорных» дач три дома на Нагорной, в управлении «Новой» не сообщили, но судя по датам – были.
    
    За три года чиновники пришли в себя после нашествия прокурорских и в 2018 году на запрос «Новой» ответили, что все было не совсем так – прокуратура просто неверно интерпретировала данные.
    
    Андрей Лях, глава Управления садоводства и огородничества, заверил «Новую», что закон никто не нарушал, – в нем речь идет о дачных помещениях, а не об отдельных объектах дачного фонда, и соотношение 50 на 50 относится к помещениям. То есть считать надо комнаты, а не здания. Александр Ржаненков, глава Комитета по социальной политике, уточнил, что в адресную, то есть льготную программу 2015 года было включено 1747 помещений на 1613 льготных арендаторов. Почти все помещения, за исключением четырех отдельных дач, упомянутых прокуратурой, расположены в коммунальных домиках в несколько комнат, куда заселяется по несколько семей. Сколько в реальности домов было отдано под 1747 льготных помещений, в комитете не знают: «Сведениями о количестве дачных домиков, предоставляемых гражданам льготных категорий, комитет не располагает». Поэтому остается неясно, как у прокуратуры получилось соотношение коммерческих и льготных дач 98 на 2%, а у чиновников – 50 на 50%.
    У семи нянек программа без глаза
    Формальным арендодателем Макарова на Нагорной улице является «Пригородное», а над ним стоит вышеупомянутое управление, куда мы направили соответствующие вопросы. Как следует из ответа начальника управления Андрея Ляха, три дачи на Нагорной более не являются социальными. Причем выключение их из перечня льготных объектов происходит не в силу нормативного акта, а, наоборот, нормативным актом они могут быть туда включены. А по умолчанию – выключены. Этим нормативным актом является адресная программа, которая принимается на ближайшие два года. Как сообщил Андрей Вячеславович, интересующие нас дома в льготную программу на 2018–2019 годы не включены. Что логично: ведь тогда они уже были в аренде у Макарова. Видимо, в предыдущую программу на 2016–2017 годы они тоже не входили, так как число льготных дач в ГУПДО с 2016 по 2019 год остается неизменным – 1834 помещения.
    
    
    Возникает вопрос, кто принимает решение о составе адресной программы, кто решает, какие дачи в следующем году отдавать малоимущим, а какие – вполне себе имущим гражданам. По словам экс-депутата ЗакСа и одного из авторов «госдачного» закона Наталии Евдокимовой, решение об актуализации реестра объектов госдачфонда (что включить – что выкинуть) принимают совместно Комитет имущественных отношений (КИО) и Комитет по социальной политике (КСП). Льготную часть списка составляют непосредственно в КСП. Прерогативой КИО остается работа с оставшейся частью реестра: он заключает договора аренды с «имущими» арендаторами. Таким образом, по мнению Евдокимовой, решение о передаче госдач Макарову могло быть принято только в КИО. К сожалению, ответа из этого комитета в установленный законом срок мы не получили.
    В КСП же утверждают, что большинство решений по дачному фонду принимает «Пригородное». Оно само решает, сколько и какие именно помещения отдать льготникам, оно же предоставляет помещения состоятельным дачникам. В компетенцию КСП входит только составление поименного списка счастливчиков. И сколько льготных дачников будет в 2018 году, Комитет по социальной политике пока не знает: «Пригородное» должно направить эти сведения в КСП до 10 июля.
    В нагрузку
    Важно отметить, что закон запрещает выкуп арендаторами объектов госдачфонда, однако речь идет только о домах. Прилегающие участки находятся в собственности города, но к госдачфонду не относятся. Следовательно, запрет на приватизацию на них не распространяется.
    Также начальник управления сообщает, что земельный участок дач по Нагорной, 3, 5 и 7, площадью 28 соток числится в аренде ГУПДО «Пригородное». Значит, Макарову пока переданы только дома. На вопрос, кто является заказчиком работ за забором макаровских дач, Лях со ссылкой на обязанность арендатора «улучшить состояние предоставленного имущества» сообщил, что работы ведутся за счет арендатора. То есть самого ГУПДО. Но это означает использование бюджетных средств. Исходя из закона №170-14, арендной платы нельготников для содержания госдачфонда не хватает и разница компенсируется из бюджета. Выходит, что город передал небедному арендатору три социальные дачи и сам тут же занялся «улучшением» его лужайки за свой счет.
    
    
    Что будет с макаровскими дачами дальше? Сомнительно, что спикер захочет жить в сборно-щитовых домиках 1967 года постройки, каковыми являются объекты на Нагорной. Вариантов у него два. Первый – город может сносить старые госдачи, если они находятся в аварийном состоянии. Вполне возможно, что домики снесут, а на их месте возведут новый, большой и красивый особняк. Вопрос – за чей счет это будет сделано. Сам Макаров сносить госдачи не вправе. Значит, заказчиком работ опять-таки может быть только город и только за бюджетный счет.
    
    Более вероятным представляется другой вариант: домики будут просто исключены из реестра госдачфонда, а земельный участок – выставлен на торги. И это не будет никаким ноу-хау спикера: за четверть века государственный дачный фонд уже сильно поредел.
    
    Например, в 2010 году около 400 зданий изъяли из ведения «Пригородного» и продали по смешным для этого района ценам: так, три постройки (278 м2) на участке в 27 соток ушли за 6,55 млн. Естественно, никому из новых владельцев одноэтажные развалины с сомнительными удобствами были не нужны, и все они были снесены.
    В таком случае единственным возможным покупателем может стать сам Макаров, так как участок будет продаваться с непосильным обременением в его лице как арендатора. Кто же захочет покупать участок со спикером в нагрузку? Впрочем, по утверждению Андрея Ляха, «информация об издании органами власти правовых актов о продаже данных объектов отсутствует».
    Добавим, что в официальной декларации о доходах спикера Макарова объектов на Нагорной нет. В прошлом году Госдума разрешила ФСО секретить информацию о недвижимости должностных лиц, пользующихся госохраной, из соображения их безопасности. Однако в распоряжении «Новой» есть декларация гражданина Макарова В. С., назовем ее – для внутреннего пользования, где все три дома по Нагорной указаны.


Оригинал новости