Thursday
19/07/2018
USD: 62.90 (+0.47)
EUR: 73.13 (-0.11)


Назад

2018-07-06 11:28:00
Идите спать, пожалуйста!

    «Ху а зэ чемпионс тудэй?» – молодой человек вылетает из бара с триколором в руках. «Ви а зэ чемпионс!» – кричит он и по очереди обнимает иностранных болельщиков, оказавшихся рядом. Машины на Рубинштейна притормаживают, чтобы посигналить прохожим. В ответ раздаются радостные крики. На часах полночь, и Александр, который живет в доме № 11, уже решил, что сегодня будет ночевать у друзей. Но перед этим он собрал неравнодушных к излишнему шуму соседей на встречу с журналистом «Новой».
    В мае 2018 года о протесте жителей против превращения родной улицы в «самую ресторанную» впервые заговорили в СМИ. Тогда активистка Ольга Устян вышла с одиночным пикетом против проведения здесь ежегодных развлекательных мероприятий в рамках Юридического форума. Претензии местных жителей поддержал депутат Заксобрания от партии «Яблоко» Борис Вишневский. Он отправил губернатору Полтавченко запрос с требованием обратить внимание на ситуацию на улице Рубинштейна. «Почти непрекращающийся шум, создаваемый выходящими на улицу не вполне трезвыми посетителями баров, кафе и ресторанов, пьяные крики, употребление спиртного прямо на улице, песни, громкая музыка, неустранимый запах табачного дыма, тротуары, которые заставлены выносными столиками и стульями так, что почти невозможно пройти, отправление естественных надобностей «отдыхающими» на улице, в подъездах и во дворах, ночной выгул лошадей, на которых катают граждан, грязь и мусор – не исключение, а правило для улицы Рубинштейна в позднее вечернее и ночное время», – говорится в тексте обращения.
    «Давайте я расскажу вам с самого начала», – предлагает Владимир, который борется за тишину на своей улице уже 14 лет. «С 2004 года существовала программа Матвиенко по благоустройству города, согласно которой все дворы были закрыты, и наш – с улицы Рубинштейна на Владимирский проспект – в том числе. У нас было тихо, скамеечки, садик, тумбы, которые мешали машинам парковаться во дворе. Два месяца все было хорошо, но через некоторое время народ, которому было лень обходить этот участок по Невскому и хотелось срезать, сломал калитку. Ну и начались безобразия – стали собираться во дворе, выпивать. Я был молодой в те годы, выходил на улицу и все людям объяснял – кому-то в меру, кому-то немного погромче».
    По воспоминаниям старожилов, ресторанная история улицы Рубинштейна началась, когда в 2002 году на Невском после почти векового перерыва открылся ресторан «Палкинъ». «Хозяин ресторана утверждал, что им необходим открытый двор, потому что через него осуществляется погрузка. В итоге ворота убрали совсем и двор окончательно стал проходным», – рассказывает Владимир. А тем временем в ворота заворачивает парень с большим мусорным мешком за спиной. Он оставляет мешок в углу вместе с еще десятком таких же и быстро исчезает. Владимир смотрит уходящему в спину: «Вот видите, они даже до помойки не доносят, которая в конце двора, а стаскивают все сюда, часто ночью, со всеми соответствующими звуками бутылок, катящихся по асфальту, смехом и криками».
    Владимир – заведующий одной из лабораторий РАН, Мария – психолог, Евгения – работник судебного департамента Ленобласти. Живут они в одном доме на Рубинштейна больше двадцати лет, но познакомились не так давно: объединила общая проблема. Вслед за рестораном «Палкинъ» в доме № 4 появились мансарда, «Макдоналдс», бельгийский паб, ресторан Mur Mur и регулярно открывается что-то новое. Месяц назад над аркой во двор возникла вывеска «Угрюмочная». Новое питейное заведение расположилось во дворе рядом с жилым подъездом: металлическая лестница грохочет под напором приходящих и уходящих, а из открытой двери слышны тосты за сборную России. Владимир подходит к лестнице и громко поднимается по ней вверх: «И так по выходным до шести утра, представляете? А ведь хозяева заведения должны отвечать за тех, кто выходит к нам во двор ночью, – покурить, например». Из-за двери возникает бармен – он работает в «Угрюмочной» всего неделю и за это время уже не первый раз сталкивается с недовольными жильцами:
    – Чемпионат закончится, и все будет нормально!
    – Нет, душа моя, не будет!
    – Ну такого кипеша точно не будет, вы посмотрите, весь Рубинштейна гуляет. Вы поймите, мы рюмочная, а сейчас праздник – люди приходят, опохмеляются и уходят.
    Между барменом и Владимиром пытается проскользнуть женщина. Местный житель тыкает ее в пуховик: «Вот вроде бы эта дама мне как раз на днях советовала переехать жить в другое место». Представляете, отсюда, снизу, из какой-то рюмочной, мне, человеку, который живет на Рубинштейна, орут «меняйте квартиру!». Дама в пуховике сердится, достает телефон и начинает фотографировать собравшихся. На вопрос зачем резко оборачивается: «Мне кажется, что это как раз те жильцы, которые из своих окон бутылками в нас кидаются!»
    Айтишник Григорий и его подруга Светлана уже почти десять лет живут в доме № 12, но с некоторых пор передвигаются по тротуарам своей улицы с осторожностью. «Мы ходим ближе к дороге не только потому, что нам мешают террасы, – объясняет Григорий. – От нашего дома регулярно откалывается штукатурка, балконы в аварийном состоянии, а люди, не зная, что на них в любой момент может упасть кирпич или что-то еще, сидят на открытом воздухе и кайфуют». Хозяева ресторанов, жалуется Григорий, опасные для жизни террасы оставляют, предпочитая платить штрафы за их незаконное расположение. «Они нам в открытую признаются, что так проще», – говорит Светлана.
    
    К каждому заведению у любого из местных жителей своя претензия. Бар «География» не любят за ночные диджей-сеты, ресторан «Ватерлоо» – за веранды размером с тротуар, ресторан Mur Mur – за огненные шоу, из-за которых местные уже дважды вызывали пожарных в прошлом месяце.
    
    На вопрос, ухудшилась ли ситуация во время проведения чемпионата мира, Александр отвечает с усмешкой: «Знаете, у нас такое каждый год с мая по сентябрь. Когда выиграла Мексика – здесь пила Мексика, когда Аргентина – Аргентина. Но я не могу сказать, что они праздновали громче, чем это делают местные или обычные туристы регулярно». Александр, как и многие другие его соседи, футбол смотрит и в некоторые заведения на Рубинштейна ходит, но не выпивать, а обедать.
    Решение своей проблемы жильцы видят по-разному: одни считают эффективной мерой создание казачьих дружин, которые будут патрулировать улицу, другим кажется, что будет достаточно меры по усилению охраны в ресторанах, которая будет усмирять посетителей при необходимости. «Недавно Ольга Устян, которая выходила с одиночным пикетом в защиту нашей улицы, организовала нам встречу с жителями Баскова переулка, – рассказывает Григорий. – Те сумели через суд закрыть четыре ресторана по соседству. Так что жители всегда могут добиться своего, особенно если их достаточно разозлить».
    С другой стороны, проблему можно решить и без судебных исков, казаков и вышибал. Под квартирой Александра находится кофейня «Даблби». Александр сам договорился с хозяйкой, когда и как громко можно включать музыку. «А в остальном – никаких претензий. У меня прямо в туалете пахнет кофе, и это, если честно, прекрасно», – смеется молодой человек.
    Леонид Грабар, глава Федерации рестораторов и отельеров Северо-Запада и по совместительству владелец «Палкина», считает, что добрососедские отношения между жителями и рестораторами настраиваются обоюдно. «Нужно пытаться жить в мире и дружбе, – говорит он. – По моему личному мнению, Рубинштейна – это грязь и помойка. Ее создают сами рестораторы, а элементарно убрать ее они могут. Если сколотил капитал на улице Рубинштейна – будь добр, убери ее. С некоторыми жителями я общался, и они знают, куда с такими претензиями обращаться, знают, что делать. Но с другой стороны, все эти рестораны – частное предпринимательство, что тут можно сделать?» По мнению Грабара, решить проблему можно, изменив статус улицы: «Раз уж она попала во все справочники как улица ресторанная, то нужно для начала сделать ее пешеходной».
    Продавцы флажков и пищалок в честь победы сборной России сегодня раздают свой товар бесплатно. «Вам флажки не нужны? – предлагает нашей компании подвыпивший мужчина. Местные сердятся. «Не надо нам флажков ваших, идите спать, пожалуйста!»


Оригинал новости