Sunday
23/09/2018
USD: 66.25 (-0.22)
EUR: 78.08 (+0.32)


Назад

2018-09-10 11:58:00
Санкционированный прорыв

Санкционированный прорыв    Разбитые омоновскими дубинками головы протестующих, 12-летний мальчик, схваченный полицией, пожилой человек, которого несли на руках к скорой, – вот краткий итог сперва согласованной, а затем фактически запрещенной акции против пенсионной реформы в городе на Неве.
    А начиналось все хорошо – городская администрация согласовала три подряд митинга на одну тему на площади Ленина у Финляндского вокзала. Коммунисты успели провести свой митинг 2 сентября, объединенная оппозиция (куда вошли практически все, от «Яблока» и «Парнаса», до «эсеров» и «Партии роста») готовится к митингу 16 сентября, а сторонники Навального собирались провести митинг 9 сентября. Но затем что-то пошло не так...
    
    «Не так» обосновывалось якобы ужасным прорывом труб на площади Ленина – случившимся за два дня до митинга. После чего было объявлено – со ссылкой на «Водоканал» – о том, что до 13 сентября там собираются вести ремонтные работы. Площадь спешно перекрыли со всех сторон, а организаторам митинга 9 сентября сообщили, что согласование отменено.
    
    Смольному тут же напомнили, что постановление пленума Верховного суда от 26 июня 2018 года категорически запрещает брать согласование назад. Там прямо написано, что не допускается никакое изменение ранее согласованных органом публичной власти времени, места и условий акции.
    
    Тогда концепция изменилась: чиновники стали говорить, что они не отозвали согласование, что запрещено, а только «уведомили о невозможности его провести в указанном месте». И сослались на норму закона о митингах, запрещающую проводить публичные акции там, где ведутся работы, создающие угрозу для безопасности граждан.
    Во-первых, даже если это было бы так – администрация была обязана вступить в переговоры с заявителями, попытаться оперативно предложить им другое место в центре города (например, Марсово поле). Чего сделано не было. А во-вторых, выяснилось, что даже на сайте «Водоканала» сообщалось, что работы по ликвидации аварии проводились на проезжей части и, следовательно, никак не затрагивали согласованное место проведения митинга на площади Ленина.
    
    Все это, впрочем, ничуть не помешало одним фактически запретить митинг, а другим – под предлогом этого устроить массовое винтилово.
    Приехав к Финляндскому вокзалу за полчаса до времени запланированного начала митинга, я обнаружил наглухо перекрытую со всех сторон площадь Ленина, кучу спецтехники (правда, она не работала, а просто стояла) и немереное количество полицейских и Росгвардии. При этом работы якобы по ликвидации аварии велись только на небольшом участке – вблизи вокзала, а территория, где планировался митинг (ближе к Неве), была ограждена, но свободна. Люди, постепенно собиравшиеся у вокзала, пытались понять, что делать и куда идти. Организаторов митинга не было – но по уважительным причинам: координатор штаба Навального Денис Михайлов и его коллега Илья Гантварг были задержаны заранее и до вечера оставались в полиции...
    Мы с Андреем Толмачевым – советником уполномоченного по правам человека в Петербурге Александра Шишлова – попытались вступить в переговоры с полицией. Но тщетно.
    
    Найти представителя Главного управления МВД – заместителя начальника полиции полковника Алексея Кузнецова – нам так и не удалось: он все время был «где-то рядом», но не там, где мы его искали. Или нас к нему не хотели подпускать.
    
    Три полковника полиции, с которыми я говорил, или (как начальник управления МВД по Калининскому району Андрей Семенов) заявляли, что, не пуская людей на огороженную площадь, они заботятся лишь о нашей безопасности, или (как не назвавшиеся полицейские) требовали «не мешать им работать». Я предложил пустить граждан на участок площади ближе к Неве – где никаких работ не велось. «А если что-то провалится – кто будет отвечать?» – ответил Семенов. Какая трогательная забота...
    
    Народ прибывал, постепенно заполнялся участок перед выходом с вокзала – и полиция (под крики «позор!») начала хватать тех, кто стоял с плакатами или что-то кричал. Постояв около часа, протестующие (их собралось от 2 до 3 тысяч человек) двинулись с площади разными путями к Неве, надеясь дойти до Дворцовой площади. Выяснилось, что перекрыт вход на Литейный мост – на него не впускали. Участники направились в Финский переулок – там задержали еще несколько десятков человек. Около тысячи протестующих вышли на Пироговскую набережную, перекрыв проезжую часть, но на Петроградскую сторону так и не добрались: наткнулись на Росгвардию. Некоторых задерживали достаточно жестоко – кому-то разбили голову, кого-то сбивали с ног и били дубинкой уже лежащего, кому-то выкручивали руки...
    В общей сложности задержанными оказались около 500 человек, в том числе немало несовершеннолетних. За последующие часы я успел объехать пять отделов полиции, в двух из них удалось не только передать задержанным воду и еду, но и пройти к ним поговорить, дать какие-то советы. Часть из них совсем молодые, многие в первый раз на акциях и никогда не попадали в полицию, не знают, что им грозит и как себя вести.
    
    А ситуация была непростой: практически на всех задержанных (во всяком случае в отделах, где я был, и, судя по всему, это было общее явление) оформляли протоколы по ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП «Участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры)».
    Проще говоря – людям вменяли митинг или шествие, мешающее движению транспорта. Поскольку этот пункт допускает административный арест как одно из наказаний, соответствующий протокол позволяет легально держать задержанных в полиции не три часа, а двое суток и прямо везти в суд. Что и произошло: часть граждан к ночи отпустили, обязав их явкой в суд, а часть оставили до утра. Хотя большую часть задержанных брали прямо на тротуаре, окружив их кольцом росгвардейцев.
    
    Кстати, о росгвардейцах, в огромном количестве пригнанных на площадь Ленина. Сотни здоровых лбов, получающих зарплату из наших налогов и на чье содержание уходят огромные деньги, разгоняла тех, кто выступает в защиту пенсионных прав, в том числе и их родителей. Я пытался им это объяснять – но безуспешно. Они делали вид, что не понимали.
    
    Нельзя не задаться вопросом – а что это было? Почему согласованный митинг решили вдруг запретить?
    Представляется, что это не инициатива питерской власти – скорее всего, узнав об их неслыханном вольнодумстве (с разрешением митинга), им настучали по голове из Москвы. Мол, делайте что хотите, но кончайте этот либерализм. Что вы для этого придумаете – прорыв трубы или десант инопланетян – неважно...
    С понедельника, 10 сентября, у задержанных начинаются суды. А организаторы митинга 16 сентября (в том числе автор статьи) мучительно гадают: что ближе к дню его проведения придумают в Смольном? Где случится новый «прорыв»?
    
    P. S. По итогам этих событий омбудсмен Александр Шишлов заявил, что действия органов исполнительной власти и правоохранительных органов, не допустивших согласованного митинга, «фактически спровоцировали проведение публичного мероприятия в несогласованном формате», что «зафиксированы случаи неоправданно жестких силовых действий сотрудников правоохранительных органов» и вновь показана необходимость «кардинального изменения практики согласования и проведения публичных мероприятий в Петербурге».
    Вот только будет ли изменена эта практика? И помнят ли те, кто проводит ее в жизнь, слова Джона Кеннеди? «Те, кто делает мирную революцию невозможной, делают насильственную революцию неизбежной».


Оригинал новости