Tuesday
18/12/2018
USD: 66.62 (0,00)
EUR: 75.38 (0,00)


Назад

2018-10-01 07:28:00
Ничего, нас много…

Ничего, нас много…    О сколь опасной преступнице идет речь? О не очень молодой (54 года) и не очень здоровой женщине, которая посмела участвовать в шествии, где высмеивали Владимира Путина.
    Шахназ – постоянная участница протестных акций. 10 июля она поддерживала голодающего Олега Сенцова (во время чемпионата мира по футболу митинги и пикеты были запрещены). 7 сентября она и еще несколько человек, изображавших пенсионеров, тащили по Невскому «повозку», в которой ехал «Владимир Путин». Задержанным тогда ничего не вменили – преследовать начали позже.
    16 сентября в Свердловском саду проходил митинг обманутых дольщиков, к которому присоединились протестующие против пенсионного грабежа. Все было спокойно, но Шахназ стала фотографировать одного из присутствовавших там росгвардейцев – которые, как известно, не любят попадать в объектив.
    Они попытались задержать женщину, но другие участники акции ее отбили. Причем во время задержания она упала и полицейские наступили ей на грудь, а в лицо распылили баллончик с перцовым газом. Женщине стало плохо, и ее отвезли в Мариинскую больницу. Пока она была в приемном покое, появились полицейские и попытались увезти ее в 78-й отдел полиции.
    
    Ехать она отказалась и была госпитализирована в отделение скорой помощи – но полицейские не ушли! Несколько человек остались в коридоре, а двое полицейских устроились прямо в палате, игнорируя просьбы врачей выйти. Выдворить их помогло только обращение к главному врачу.
    
    Но затем, когда Шахназ, ее муж Эдуард (он тоже участвовал в акции протеста 7 сентября) и правозащитник Динар Идрисов вышли из больницы подышать воздухом, за ними отправились полицейские. Они накинулись на Шахназ, запихнули ее в машину и увезли все в тот же 78-й отдел. На этот момент женщина считалась госпитализированной, причем она не была ни задержана, ни арестована, никакого права ее куда-то «доставлять» полиция не имела.
    Динар Идрисов с помощью скорой смог вернуть Шитик из 78-го отдела в больницу, и днем 17 сентября мы с ним приехали в отделение скорой помощи. Там дежурили шесть полицейских в чине от сержанта до капитана из отдельного батальона полка ППС. На вопрос, зачем их вшестером послали задерживать хрупкую и немолодую женщину, будто велено арестовать группу вооруженных террористов, ответ был удивительным: мол, у них приказ доставить ее в 78-й отдел полиции и что их столько для «ее защиты и защиты от посторонних». На возражение, что лучше бы они охраняли общественный порядок на улице, сержант с усмешкой ответил: «Ничего, нас много»...
    
    Заметим: еще вечером в воскресенье Шахназ подписала обязательство о явке – то есть что она сама придет в отделение. Но на полицейских это никак не подействовало. Только с помощью заместителя главного врача удалось добиться, чтобы были зафиксированы травмы, полученные женщиной при фактическом похищении ее полицейскими из больницы. Иначе доказать, что эти травмы (которых не было при поступлении в больницу) она получила после госпитализации, было бы очень сложно.
    Вечером 17-го Шитик все же выписали из больницы на амбулаторное лечение – после чего полиция увезла ее в 78-й отдел. И там вдруг с нее стали брать объяснения по уголовной статье – якобы за оскорбление сотрудника полиции! Как выяснилось, когда ее вечером в воскресенье похищали из больницы, действиями полиции руководила сотрудница Центра по противодействию экстремизму (почему-то имевшая на себе бейдж «Пресса»). И Шахназ ей сказала: «Что у вас такие туфли скромные – платят мало?» Та якобы страшно оскорбилась, заявив, что туфли стоят 30 тысяч рублей. Впрочем, все-таки обвинение по уголовной статье не предъявили – оформив протокол по статье 20.2 КоАП за акцию «Путин едет на пенсионерах».
    После ночи в полиции Шитик должны были во вторник, 18 сентября, отвезти в Дзержинский суд – но весь день мариновали в полиции. Ждали, когда закончится рабочий день и можно будет по отработанной на многих оппозиционерах схеме «после 18 часов никого не пускаем из соображений безопасности» (притом что судебные заседания по Конституции открытые) закрыть здание суда для «посторонних» (в том числе журналистов и защитников).
    В суд ее привезли только в 20 часов и... объявили заседание закрытым!
    
    Судья Лариса Бражникова мотивировала тем, что в деле имеются секретные материалы «оперативно-розыскной деятельности», свидетельствующие о признаках «несанкционированного шествия» в акции «Путин едет на пенсионерах». Вообще-то это полный бред: интернет был переполнен снимками мероприятия, для чего не требовалось никакой «оперативно-розыскной деятельности».
    
    Во время заседания Бражникова выслушала жалобы на невыносимые условия содержания в полиции и плохое самочувствие и заявила: «Вам полечиться надо. Но это не мой вопрос». Перед этим, когда подсудимой стало плохо, она отказала в госпитализации, не позволив скорой увозить женщину из зада суда. Мол, «делайте уколы, а увозить запрещаю». И присудила 20 суток ареста. По словам Динара Идрисова, за последние годы женщинам ни разу не давали административный арест более 15 суток.
    24 сентября Городской суд оставил решение Дзержинского суда в силе. Судья Юлия Русанова тоже закрыла заседание суда и не пустила никого, кроме адвокатов. Заседание продолжалось четыре с половиной часа, причем судья отказала защите во всех ходатайствах и в допросе свидетелей, явившихся в суд.
    
    Во время заседания женщине опять стало плохо, и скорая увезла ее в больницу № 15 на Авангардной улице. Но там ей отказали в госпитализации – и не исключено, что связано это с давлением на врачей со стороны сотрудников Центра «Э». Двое «эшников» приехали в больницу вместе с ней, и, по ее словам, первыми заходили ко всем врачам, которые ее осматривали. В итоге ее вернули в спецприемник на Захарьевскую, откуда она выйдет только поздно вечером 5 октября.
    На заседании Горсуда Шахназ была в футболке с надписью «Вор – правит, негодяй – охраняет, подлец – судит».


Оригинал новости