Friday
19/04/2019
USD: 64.07 (+0.12)
EUR: 72.24 (-0.12)


Назад

2018-12-12 14:39:00
Почему не «Сидоров Арена»? Сидоров тоже платит налоги

Почему не «Сидоров Арена»? Сидоров тоже платит налоги    Новый стадион для петербургского «Зенита» в общей сложности строили ровно 12 лет. Это своего рода рекорд. Сколько стоило строительство — есть разные оценки, но они все тоже на уровне мировых рекордов: от 43 миллиардов рублей до пятидесяти. Вся сумма шла из городского бюджета. Теперь домашний стадион «Зенита» получил официальное название: он будет называться «Газпром Арена». В честь главного спонсора футбольного клуба. Название «Газпром» будет сверкать на униформе сотрудников стадиона, на билетах, на сувенирных кружках и флажках, увеличивая, как полагают авторы идеи, капитализацию «национального достояния». Об этом сообщил на днях президент «Зенита» Сергей Фурсенко.
    Эксплуатировать стадион будет дочерняя по отношению к клубу компания «Зенит Арена». По концессионному соглашению стадион передан ей в аренду на 49 лет за 49 рублей. По рублю за год. Сумма объясняется тем, что сооружение, мол, дорого в эксплуатации, «Зениту» предстоит вложить много денег. Соглашение дает ему право дать название — вот он и дал. «Газпром Арена» — это звучно, современно и вообще правильно, потому Газпром платит в Петербурге налоги, спасибо ему.
    Петербуржцев, которые тоже платят налоги, такое решение удивило. Во-первых, с какой стати, если Газпром участвовал в финансировании точно так же, как все другие налогоплательщики? Почему не «Сидоров Арена»? Сидоров тоже платит налоги. Сегодня Газпром — главный спонсор «Зенита», но что будет, если спонсор поменяется? Поменяем название?
    Стройка века
    В декабре 2004 г. губернатор Петербурга Валентина Матвиенко подписала постановление городского правительства «О реализации проекта по строительству футбольного стадиона в западной части Крестовского острова». Пункт первый документа наделял будущую стройку статусом «стратегического инвестиционного проекта Санкт-Петербурга». Начиная с пункта второго речь шла о том, что финансировать этот проект будет Газпром. Арена должна была вмещать 50 тысяч зрителей, построить ее планировали за 2,5 млрд руб. до 2009 года.
    Провели конкурс проектов, определились с подрядчиком. Заявленная стоимость выросла до 6,7 млрд. И как-то так вдруг оказалось, что деньги на строительство дает не газовый монополист, они заложены уже в бюджете города. В 2006 г. нефтяная «дочка» Газпрома зарегистрировалась в Петербурге, а в 2007-м первое постановление объявили утратившим силу. Тогда же была создана рабочая группа «для разработки технического задания на технологическое проектирование». В нее вошли городские чиновники, представители футбольной федерации, гендиректор «Зенита» — и никого из «нацдостояния».
    В то время в Петербурге обсуждали еще одно строительство, связанное с Газпромом: 400-метровый «Охта-центр». Предполагалось, что город профинансирует ее на 49%. Вроде как в благодарность за то, что компания платит налоги. На башню должны были выделить из бюджета 29,4 млрд. Но в 2008 г. Смольный решил выйти из проекта, предоставив Газпрому строить свой офис самостоятельно. Якобы из-за протестов граждан.
    
    Газпром подумал, подумал — и передумал строить на Охте. Якобы тоже из-за протестов граждан.
    
    Тем временем сметная стоимость стадиона подросла вчетверо — до 23,7 млрд. Смольный предложил Газпрому разделить расходы. На что пресс-секретарь монополиста Сергей Куприянов объявил в телеэфире: «И у нас, и у города есть понимание, как можно реализовать этот проект, не используя непосредственное финансирование самого строительства стадиона со стороны Газпрома. Подразумевалось, что хватит с города и налогов.
    Потом все время выяснялось: то нужно увеличить вместимость будущего стадиона, то FIFA проявляет фантазию, выдвигая новые требования. В общем, в 2012 году на утверждение в Главгосэкспертизу была направлена окончательная (как тогда думали) смета: на 43,8 млрд рублей. Этой цифры в Смольном придерживаются до сих пор.
    Самый дорогой в мире сортир
    29 декабря 2016 года стадион был сдан в эксплуатацию. Цена его продолжала расти. Пошли скандалы с подрядчиком — Трансстроем, пришлось выбрать нового — Метрострой. Тот запросил на всякие доделки еще 3,6 млрд. Денег у города катастрофически не хватало. Их решили взять — где? Правильно, у петербуржцев: ради вновь подорожавшего стадиона им предложили потерпеть с перинатальным центром, больницей, двумя поликлиниками, подстанцией скорой помощи и корпусом в детском туберкулезном санатории.
    Позже Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального и Transparency International, используя открытые данные, просто сложили все деньги, выделенные подрядчикам строительства. Вышло 50 миллиардов. Все — из бюджета Петербурга. Среди налогов, которые его наполняют, есть, конечно, и деньги «Газпром нефти». Но какую именно долю составляют они, а какую — налоги других предприятий и граждан, выяснить невозможно.
    «Это коммерческая тайна, — рассказал «Новой» депутат петербургского парламента Борис Вишневский. — Я подавал запрос на эту тему, но мне ответили, что Налоговый кодекс запрещает обнародовать данные о поступлениях от конкретного налогоплательщика».
    Все эти годы в Петербурге муссировался вопрос о том, как назвать стадион, если его когда-нибудь, может быть, достроят.
    
    Чиновники много раз говорили: решать должны жители города. И это было справедливо, потому что жители города, в конце концов, фантастически дорогую постройку оплатили.
    
    Жители давали самые разные названия. Когда стадион сдавали в эксплуатацию, обнаружилось, что в воздухе там в два с половиной раза превышена норма содержания аммиака. Оказывается, строители использовали поле в качестве туалета. И стадион прозвали самым дорогим в мире сортиром. Когда там состоялся первый матч, у стадиона за 50 миллиардов потекла крыша, пришлось подставлять ведерки. Вице-губернатор Игорь Албин выдвинул версию, что кровлю проклевала мощным клювом птица баклан. Тут же появилось название «Баклан Арена». На период мундиаля дали все-таки другое временное имя — «Санкт-Петербург Арена»
    Был вариант, предложенный вице-премьером правительства Виталием Мутко: объявить аукцион между претендентами на право дать имя новому стадиону, а с помощью вырученных денег окупить строительство.
    «Действительно, шли разговоры о том, что название надо выставить на продажу, и кто больше заплатит — тот и даст имя, — подтвердил Борис Вишневский. — Но сейчас Газпром ничего не платит. В той редакции концессионного соглашения, что была опубликована, сказано: коммерческое наименование объекта дает концессионер, то есть дочерняя компания клуба «Зенит». Между тем стадион — это объект городской среды, давать ему название должна топонимическая комиссия».
    Топонимическая комиссия давала имя еще в апреле 2016 г. Тогда она назвала стадион «Крестовским». За такой вариант, как сообщал Комитет по культуре Смольного, высказались 30,3% опрошенных петербуржцев. Теперь о них просто предпочли забыть.


Оригинал новости