Tuesday
25/06/2019
USD: 62.91 (0,00)
EUR: 71.60 (0,00)


Назад

2018-12-17 13:06:00
Кто подхватит кувалду

Кто подхватит кувалду    Захват берегов рек и озер принято считать проблемой Ленинградской области, где территория большая, водоемов много, а контроля нет. В крайнем случае — Курортного района Петербурга. Однако городские чиновники тоже не могут (или не хотят) справиться с этой проблемой. 
    Закрытые резиденции на берегах Каменного и Крестовского островов существуют с советских времен. Их число постоянно растет: так, построен коттеджный поселок для судей Конституционого суда на ул. Эсперова, огородивший берег Средней Невки и Крестовки. И хотя Водный кодекс не оставляет лазеек для возведения практически крепостных стен (если они не огораживают объекты Министерства обороны или портовые сооружения), горожане с ними свыклись, как со своего рода этнографической особенностью. Мол, Острова — это такая территория, где обычные законы не действуют. Этим стали пользоваться и коммерческие застройщики, пристраивая свои заборы к госрезиденциям.
    Интересна закономерность: чем к более раннему поколению "элитной застройки" относится дом, тем бесцеремоннее он занимает береговую полосу. Так, перед домом середины 2000-х гг. в Белосельском переулке, рядом с конным клубом "Простор", Малая Невка огорожена по урез воды. Находящийся поблизости по Вязовой улице жилой комплекс "Олимпийская деревня" (2007 г.) оставил для прогулок горожанам полоску земли не более 10 метров, хотя ширина общедоступной по закону береговой полосы — 20 метров.
    Впрочем, есть и свежие примеры. Так, элитный ЖК на проспекте Динамо, 6, огородил береговую полосу дорогим металлическим забором, выполненным в едином стиле с фасадами. Когда в этом году Фонд борьбы с коррупцией направил запрос в департамент Росприроднадзора, оттуда был получен ответ, что "лицо, установившее ограждение, выявить не представилось возможным". И управляющая компания ЖК даже не подозревает, кто поставил забор. Причины такого наивного неведения объяснимы: статья 8.12.1 КоАП РФ, которая устанавливает ответственность за перекрытие доступа к береговой полосе, предусматривает штраф для юрлиц 200–300 тысяч рублей, а для физлиц — всего 3–5 тысяч. В истории применения этой статьи в Ленинградской области и СПб ни разу не было случая крупного юридического штрафа. Авторами незаконных заборов – например, баз отдыха – повсеместно оказывались директора, которые почему-то действовали как физические, а не юридические лица. Но в комплексе на проспекте Динамо не найти даже физлица, потому что управляющая компания захватила муниципальный берег, находящийся в собственности города. Как сообщает Росприроднадзор, его ведомство одновременно с администрацией Петроградского района направили письма с просьбой об освобождении участка и доступа к водному объекту в Комитет по контролю за имуществом СПб (ККИ). И если забор паче чаяния снесут, то сделать это придется за счет городского бюджета, а УК никому ничего не должна.
    
    Но апофеоз бессилия городских властей — Суздальские озера. В течение последних десяти лет чиновники несколько раз с изумлением открывали для себя сплошные частные заборы на Верхнем Суздальском, выдавали предписания о сносе.
    
    Выносились даже судебные решения. А потом они начисто обо всем забывали. И, получив спустя несколько лет очередное обращение жителей — дескать, как такое возможно в черте города, — чиновники повторяли все сначала: проверку, предписание, забывание. И так до бесконечности. В 2011 году Природоохранная прокуратура СПб проверила полностью огороженный берег по Большой Озерной ул. от 29-го до 47-го дома. Заборы были и дальше, но это терра инкогнита, потому что во время контрольной экопрогулки перед домом 47 активистов арестовала полиция. Были выданы предписания о сносе, которые спустя год оказались невыполненными. В 2012 году группа активистов движения "Против захвата озер" сумела пройти по захваченному берегу вплоть до дома 47, самовольно выполняя предписания — то есть снося заборы, а если попадался каменный — перелезая с помощью приставных лестниц. Хозяева одного из домов вызвали полицию. Вмешался Александр Кобринский, на тот момент депутат ЗакСа, и направил запросы в прокуратуру. Результатами стали два иска об освобождении берега перед участками 45 и 47. Они были выиграны, но решения не выполнены до сих пор. В 2017 году "Против захвата озер" решило напомнить об этом прокуратуре. Омбудсмен Александр Шишлов инициировал проверку и чиновники вновь констатировали нарушения… Но, видимо, их способность начинать жизнь с чистого листа достигла совершенства. Потому что уже в 2018 году, когда с жалобой на тот же самый жилой массив обратился ФБК, они опять начали проверку, как в первый раз! Заместитель председателя Комитета по природопользованию Александр Кучаев сообщил, что запросил в Росреестре информацию о владельцах участка по адресу Большая Озерная, 31, корп. 2. Хотя этот псевдозамок на берегу Верхнего Суздальского озера мозолит глаза еще с доматвиенковских времен и прекрасно известно, что построен он был по заказу одного из первых петербургских, тогда еще ленинградских, банкиров Юрия Девевянко, ныне покойного. Аляповатому зданию в стиле неоклассицизма даже посвятила исследование академик архитектуры Татьяна Славина. Но чиновники о нем ничего не знают и продолжают годами запрашивать информацию.
    Ответственность за освобождение озера опять-таки переложили на ККИ. Туда направили материалы "о принятии мер по освобождению территории общего пользования от ограждающей конструкции". Хватит ли у города денег, чтобы снести все оказавшиеся "бесхозными" ограждения?
    Единственный плюс в том, что бороться с незаконными заборами начинают люди, которых раньше трудно было заподозрить в подобных интересах. Неожиданно с заявлениями о необходимости доступа к Суздальским озерам выступил председатель "Справедливой России" Сергей Миронов. Якобы его партия минувшим летом добилась сноса одного забора. Дальше — больше: проект по борьбе с берегозахватами огласил Объединенный народный фронт, и он готов идти в рейды с представителями Росприроднадзора. Еще немного, и члены "Единой России" обрушатся с кувалдами на собственные заборы, а потом и особняки. Тренд очевиден: власть, похоже, осознала серьезность проблемы и спешит возглавить движение.


Оригинал новости