Tuesday
22/01/2019
USD: 66.36 (0,00)
EUR: 75.55 (0,00)


Назад

2018-12-25 13:25:00
Конкуренция на «рынке» борьбы с коррупцией

Конкуренция на «рынке» борьбы с коррупцией    16 декабря Смольнинский районный суд Петербурга поставил точку в очередном коррупционном деле. Полковник МВД Юрий Тимченко, которого подозревали в вымогательстве 100-миллионной взятки, признан виновным в мошенничестве и покушении на мошенничество и приговорен к пяти годам лишения свободы с штрафом в 400 тысяч рублей. У тех, кто внимательно следил за процессом, так и не улетучилось чувство некоторой странности событий.
    Международный День борьбы с коррупцией (9 декабря) 2016 года в Санкт-Петербурге «отметили» громким задержанием и последующим арестом высокопоставленного сотрудника МВД РФ Юрия Тимченко. Полковник полиции был задержан сотрудниками Следственного комитета и УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и области. Дело преподносилось как очередная громкая победа в непрекращающейся войне с коррупцией. Всего через два года громкость дела заметно снизилась, обернувшись не самым крупным в современной истории мошенничеством и оставив массу вопросов. На самый главный из которых — а было ли вымогательство 100-миллионной взятки? — суд дал однозначный ответ: не было.
    Два года назад «Новая», сообщая об аресте полковника Тимченко, отмечала, что этот арест повлек за собой сперва отставки в руководстве ГУСБ МВД РФ. А затем и реорганизацию всех региональных управлений службы собственной безопасности МВД. И эти события позволяют предположить, что Тимченко стал лишь разменной монетой в министерской борьбе за место под солнцем. Поводом для очередных глобальных перетрясок в силовом ведомстве.
    Впрочем, существует и другая версия, согласно которой питерские силовики просто избавились от «московского варяга», попытавшегося влезть куда не следовало. В любом случае как-то не похож Юрий Тимченко на уже привычный образ российского коррупционера. Ни тебе пачек денег, которые нужно вывозить из шикарных квартир взяточника грузовиками, ни коллекций раритетных часов стоимостью в несколько миллионов евро, ни дворцов с замками в природоохранных зонах. Только 350 тысяч рублей в служебном сейфе.
    
    Сразу после задержания полковника в некоторых СМИ появлялась информация о том, что хотя сам Тимченко не имеет ни многомиллионных счетов, ни дорогой недвижимости вкупе с элитными автомобилями, его родственники отнюдь не бедствуют. Появлялись фотографии строящегося в Подмосковье дома стоимостью в миллион долларов, приводились доказательства того, что сестра Тимченко постоянно разъезжает по дорогим заграничным курортам, а на счетах его родителей сотни миллионов рублей. Только вот в суде эти данные никак не подтвердились. Не смогло обвинение найти подтверждений нетрудовым доходам полковника УСБ.
    Юрий Тимченко вплоть до 2015 года не являлся публичной фигурой. Его имя стало известно в связи с обвинением бывшего начальника ГУ МВД по СЗФО Виталия Быкова в растрате и превышении служебных полномочий. Напомним, что указом президента РФ № 300 были упразднены семь из восьми Главных управлений МВД по федеральным округам. В том числе расформировано управление по Северо-Западу. А ровно через год несколько бывших сотрудников ГУ МВД по СЗФО во главе с его бывшим начальником генералом Быковым стали фигурантами уголовного дела по фактам растраты бюджетных средств бывшего управления. По версии следствия, Быков совместно с главным бухгалтером и еще тремя сотрудниками сразу после опубликования указа № 300 обнулил счет возглавляемого им управления, незаконно выдав себе и своим подчиненным премии на общую сумму 19,1 млн рублей.
    «Дело золотых парашютов», как его назвали в прессе, рассматривала судья Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга Анжелика Морозова. Приговор вынесен в июле 2017 года, бывший генерал отправился на семь лет в места не столь отдаленные. На тот момент судья указом президента РФ уже была назначена заместителем председателя Смольнинского районного суда по уголовным делам, но старые дела обязана была закончить.
    
    Кстати, приговор по делу Тимченко оглашала все та же Анжелика Морозова, которая становится главным специалистом в петербургском судейском сообществе по обвинению высших полицейских чинов.
    
    Дело Быкова было представлено в СМИ как единственное достижение полковника Тимченко в качестве начальника УСБ по Северо-Западу. Однако, как удалось выяснить «Новой», это не так. Еще будучи и. о. начальника отдела, Тимченко в 2013 году добился увольнения из органов начальника УМВД по Ненецкому автономному округу. Который тоже обвинялся в растрате бюджетных средств возглавляемого им управления.
    Но все-таки именно «дело золотых парашютов», по мнению бывших подчиненных Тимченко, стало для их начальника роковым. С одной стороны, именно после того, как дело Быкова было передано в суд, Тимченко наконец избавился от приставки «и. о.» и стал полноправным начальником отдела «Запад». А с другой стороны, именно этим делом он привлек к себе излишнее внимание коллег из соседних ведомств, давно и прочно поделивших зоны влияния как в Петербурге, так и в его окрестностях.
    «Для питерских силовых структур Юрий Анатольевич был не просто московским варягом, а очень неудобным начальником одного из самых значимых управлений в структуре МВД, — считает бывший подчиненный Тимченко, пожелавший остаться неизвестным. — Они же тут привыкли все по-тихому, между своими решать. А тут приезжает какой-то москвич и с ходу сажает аж целого генерала на нары! И всем показывает, что, несмотря на погоны, под раздачу может попасть любой и неприкасаемых нет. Быков хоть и растратчик, но ведь свой, питерский, с которым можно бы и помягче. Но новый начальник подчиняется напрямую Москве. Вот питерские начальнички и занервничали. Да к тому же в Питере над полицией ФСБ плотно надзирает, именно они привыкли решать судьбы попавшихся ментов. А тут появился строптивый конкурент, который к «старшим братьям» не прислушался. Вот его и слили при первой возможности».
    
    «Возможность», как следует из материалов дела, представилась в ноябре 2016 года, через четыре месяца после официального назначения Тимченко на должность «смотрящего» за МВД по всему Северо-Западу. Тогда в рамках уголовного дела об уклонении от уплаты налогов были арестованы счета крупной логистической фирмы «Деловые линии». Причем задолжала компания около 1 миллиарда рублей, а заморожены счета на гораздо более крупную сумму. Как рассказали на судебном следствии сотрудники, арест счетов фактически парализовал деятельность компании. Речь шла о принудительном банкротстве «Деловых линий». Имелись подозрения, что готовится рейдерский захват фирмы. И именно эти обстоятельства, по мнению защиты еще одного подсудимого по этому делу Сергея Зиновенко, принудили последнего попытаться решить вопрос не совсем законным путем.
    Зиновенко, занимавший в «Деловых линиях» должность начальника юридического отдела, в суде утверждал, что разморозить счета за вознаграждение ему предложил давний знакомый Константин Марченков, заместитель гендиректора фирмы «Инфосервис». Дело в отношении Марченкова было выделено в отдельное производство и слушалось в особом порядке. В мае текущего года он признан виновным в посредничестве в даче взятки и в попытке мошенничества, получив пять лет лишения свободы условно, без штрафа.
    
    Именно Марченков, по словам Зиновенко, свел его с полковником Тимченко. Который и мог, как сообщил Марченков, помочь освободить счета «Деловых линий» от ареста.
    
    Зиновенко, как он заявил во время судебного следствия, обратился за советом к директору по развитию «Деловых линий» Антону Буренову, бывшему сотруднику ФСБ. И тот, как следует из материалов дела, проявил личную инициативу, попытавшись «решить вопрос» со счетами с помощью взятки.
    По мнению обвинения, Тимченко сразу заявил, что может помочь освободить счета. В доказательство этого он за 4 миллиона рублей подробно рассказал Марченкову и Зиновенко обо всех движениях по делу, продемонстрировав отличное знание малейших подробностей и возможности как-то повлиять на общий исход. Доказательством чему также послужили копии документов как о прошедших, так и о планируемых мероприятиях. После чего заявил, что полное освобождение счетов «Деловых линий» от ареста обойдется фирме в 100 миллионов рублей.
    На этой стадии к делу подключается ФСБ, и все дальнейшие встречи фигурантов дела проходили под техническим контролем. На представленных суду аудиозаписях Тимченко действительно обсуждает с другими фигурантами возможность разморозить счета. Но законным способом. Доказательством того, что полковник полиции требовал 100 миллионов рублей за решение вопроса, служат лишь слова Марченкова. Который еще 10 декабря 2016 года, во время избрания меры пресечения в Дзержинском суде, неожиданно начал кричать сотрудникам ФСБ, что те обещали ему полную свободу за «нужные показания». Да и задержали с муляжом денег не Тимченко, а Марченкова с Зиновенко. Которые и заявили, что везли деньги полковнику. Но почему тогда не дали довезти и не задержали с поличным?Ф
    Это не единственный вопрос, ответ на который в ходе следствия так и не был получен. Начать с того, что Юрий Тимченко, несмотря на значимую должность, никак не мог повлиять на исход дела об уклонении от уплаты налогов. А потому, по мнению защиты, обвинение в получении взятки Тимченко предъявляться не может. Сам подсудимый признал, что его можно обвинить в покушении на мошенничество, но никак не во взяточничестве. И вообще четыре миллиона рублей ему заплатили за юридические консультации по поводу того, как можно законным образом разблокировать счета фирмы.
    «Не могу понять, почему никто не торговался с Тимченко и не интересовался, почему так дорого стоят консультации, — удивлялся во время прений сторон адвокат Тимченко Олег Лебедев. — Создается ощущение, что всем очень хотелось дать Тимченко денег. Вина его только в том, что он категорически не отказался. Я считаю, эта ситуация в чем-то создана специально под моего подзащитного».
    И вот тут вспоминаются слова бывшего подчиненного Тимченко о «фээсбэшном следе». Которые косвенно подтверждаются участием в деле Антона Буренова. И вот ведь загадка: если Буренов (по словам свидетелей и одного из подсудимых) являлся инициатором «решения вопроса» и даже тратил на взятку собственные деньги, то почему он проходит по делу потерпевшим, а не подсудимым? И почему, несмотря на признание вины, обвинение потребовало для Зиновенко, обвиняемого в посредничестве в даче взятки, реального срока лишения свободы в 9 лет, да еще со штрафом в 120 миллионов рублей? Не потому ли, что он (в отличие от Марченкова) отказался свидетельствовать против Тимченко?
    
    «У моего подзащитного просто не было другого выхода, — считает адвокат Тамара Соседкина, — либо потерять работу и лишиться средств к существованию, либо участвовать в схеме. Все решения принимал Буренов, а Зиновенко лишь выполнял роль курьера и не имел никакой корыстной заинтересованности», — отметила адвокат в прениях, убеждая суд в искреннем раскаянии Зиновенко и прося назначить наказание, не связанное с лишением свободы.
    Суд прислушался к доводам защиты и назначил Зиновенко наказание в виде четырех лет лишения свободы условно с испытательным сроком на три года. Также суд переквалифицировал действия Тимченко с части 6 статьи 290 УК РФ (взятка в особо крупном размере) на часть 4 статьи 159 (мошенничество в особо крупном размере), что позволило сильно снизить срок наказания (и избежать 120-миллионного штрафа). И приговорил бывшего полковника к пяти годам лишения свободы и штрафу в 400 тысяч рублей. В счет отбывания пойдут два года, которые Тимченко уже провел за решеткой во время следствия. Как и просили в прениях адвокаты, отбывать остаток срока он будет не в колонии строгого режима (такая колония для бывших сотрудников правоохранительных органов только в Нижнем Тагиле), а в колонии общего режима, поближе к дому. Адвокат Тимченко Владимир Шукис заявил, что его подзащитный скорее всего не будет обжаловать приговор.
    Кстати, счета компании «Деловые линии» были разморожены на следующий день после ареста Юрия Тимченко. Фирма полностью погасила долг по налогам, и уголовное дело было прекращено. Не потому ли столь быстро вопрос с арестованными счетами решился, что дело выполнило роль приманки для полковника и стало более не нужным?
    Максим ЛЕОНОВ


Оригинал новости