Tuesday
23/04/2019
USD: 63.79 (0,00)
EUR: 71.72 (0,00)


Назад

2019-01-16 11:15:00
Запрет на «пронос подрывных мыслей»

Запрет на «пронос подрывных мыслей»    В Пензе заседания по продлению ареста фигурантам дела «Сети» впервые прошли в открытом режиме, но съемку запретили — «суд непричесан и плохо выглядит», сочла судья Светлана Шубина. Петербургский городской суд остался верен себе: рассмотрение жалобы на арест Виктора Филинкова было закрытым. Новации привнесены лишь в процедуру досмотра на входе: к запрещенным предметам приравняли мысли.
    «Предметы, запрещенные к проносу, имеются? Колюще-режущие. Либо мысли, подрывающие основы государственного строя?» — с таким вопросом обратился пристав к адвокату Виталию Черкасову на входе в здание городского суда Санкт-Петербурга. Защитник Виктора Филинкова ответил, что имеет «коварные» мысли в отношении действующей власти, подрывающей основы правового государства. Развивать дальше эту опасную дискуссию пристав не решился.
    В самом процессе обошлось без сюрпризов. Филинков участвовал в режиме видеоконференцсвязи. Он и его адвокат привели немало доводов, указывающих на необходимость пересмотреть дело, прежде всего по процессуальным основаниям. Так, в подписанном судьей Дзержинского районного суда Владимиром Васюковым постановлении утверждается, будто ходатайство Филинкова о смягчении меры пресечения рассматривалось в открытом заседании, хотя оно было закрытым. «Но городской суд на это закрыл глаза и вынес ожидаемое решение — наша жалоба осталась без удовлетворения», — резюмировал Черкасов.
    
    Поскольку скоро минет год, как Виктор Филинков находится под стражей, следующее рассмотрение меры пресечения в отношении него состоится уже не в районном, а в городском суде Петербурга — заседание назначено на полдень 17 января.
    
    В Пензе в эти же дни, 14 и 15 января, прошли суды по мере пресечения здешним фигурантам дела «Сети» (в областном и Ленинском районном судах).
    К удивлению наблюдателей, процессы прошли открытыми. В первый же день ходатайство прокурора о закрытом режиме заседания было отклонено: суд счел такой формат неправомерным, а доводы прокурора — утратившими актуальность.
    Прессу хоть и допустили в зал, но в проведении съемки судья Светлана Шубина отказала, заявив: «Суд не причесан и плохо выглядит». Свои причины для запрета съемки (в том числе специально приехавшей группе финских журналистов) нашлись и у судьи Виктора Ховрина в Пензенском областном суде: это нарушает частную жизнь следователя и прокурора.
    Следователь Валерий Токарев ходатайствовал о продлении ареста до 18 апреля. В том числе потому, что не все обвиняемые закончили ознакомление с материалами дела, а кроме того, потребуется время на их этапирование в Самару (дело «Сети» по существу будет рассматриваться Приволжским окружным военным судом). Как обычно, звучали и доводы о том, что обвиняемым вменяется совершение особо тяжких преступлений в составе «устойчивой преступной группы» и, находясь на свободе, они могут скрыться и «продолжить заниматься преступной деятельностью».
    Дмитрий Пчелинцев, выступая в областном суде Пензы, счел приведенные следствием аргументы не только неубедительными, но и некорректными: «Здесь сегодня не раз прозвучало, что я состою в преступной группе (хотя это не доказано) и обладаю огнестрельным оружием — но я законно использовал его на работе в тире (Пчелинцев, обладая всеми необходимыми лицензиями, до ареста работал инструктором по стрельбе. — Прим. ред.). И это оружие изъяли у меня при обыске. Кроме того, до 25 января (установленного срока ознакомления с материалами дела) осталось всего 10 дней, а не три месяца. Я почти до конца изучил материалы дела — там раз двести встречается слово «террористический», но еще чаще — слово «неустановленный». Никаких конкретных оснований и доказательств я там не нашел, не вижу смысла держать меня под арестом, это нужно только для того, чтобы делать вид, будто следствие не ошибается и все у них идет гладко».
    Адвокат Дмитрия Олег Зайцев также напомнил, что за время содержания в СИЗО-1 его подзащитного трижды пытали электрическим током сотрудники ФСБ. И дальнейшее содержание в данном изоляторе создает угрозу жизни и безопасности Пчелинцева. Защита ходатайствовала об исследовании в судебном заседании протокола адвокатского опроса, где Дмитрий «подробно описывает истязания сродни средневековым пыткам и пыткам гестапо».
    Как напомнил адвокат, все предпринятые ранее попытки расследовать описанные факты пыток не имели успеха: «Мы обращались в военный Следственный комитет, но наши жалобы эффективно не расследовались, обжаловали в судах — но там тоже было отказано. Моего подзащитного довели истязаниями до попытки самоубийства. Это было зафиксировано на видео установленной в камере аппаратурой. Но видеозапись подлым образом оказалась передана НТВ, показана в прайм-тайм по федеральному каналу…»
    На этом судья поспешил прервать адвоката.
    Дмитрий Пчелинцев успел добавить, что приведенные факты указывают: при дальнейшем содержании в СИЗО-1 сохраняется вероятность того, что интимные подробности его жизни вновь могут оказаться в эфире федеральных телеканалов. Кроме того, после перенесенных пыток и 15-месячного пребывания в холодной одиночной камере его здоровье сильно подорвано, адекватной медпомощи в изоляторе ему предоставить не могут: «Одну ночь не сплю от холода, другую от боли… А у них на все одно средство — таблетка аспирина».
    В перерыве судебного заседания Дмитрий также рассказал, как ранее в закрытом заседании рассматривалась его жалоба на отказ в возбуждении уголовного дела по заявлению о пытках (отказное постановление вынес замруководителя ВСО СК России по Пензенскому гарнизону майор Меркушев): «Меркушев в суде, когда зашла речь о пытках током, говорит — ну там хоть и 220 вольт, но это не то напряжение, от которого можно испытывать такую боль, как Пчелинцев описывает. Еще Меркушев ссылался на проведенный им опрос моих сокамерников — мол, все показали, что видели на Пчелинцеве лишь те повреждения, что он сам себе нанес. Кого он опросил — если я все время сидел в одиночной камере?!»
    Вероятно, дабы добавить весу ходатайству следствия о продлении содержания под стражей, судья Виктор Ховрин зачитал — в открытом заседании! — выдержки из материалов дела, в том числе протокол допроса Пчелинцева от 1 ноября 2017 г. (с признательными показаниями — которые, как указывалось в жалобе Пчелинцева, сотрудники ФСБ под пытками заставляли его заучивать и повторять).
    «Данный протокол я вынужден был надиктовать и подписать, чтобы избежать дальнейшего насилия, иного выхода у меня не было, — заявил Дмитрий Пчелинцев. — Со всеми обвиняемыми и подозреваемыми составлялись такие же протоколы, которые лягут в основу нашего обвинения. Суд обязан проверить все доводы следствия, и если вы действительно решите их проверить, то не найдете состава преступления».
    
    Адвокат Олег Зайцев также обратил внимание на странную избирательность при цитировании материалов дела: ведь там имеются и другие — в том числе более поздние показания Пчелинцева, где он отказывается от выбитых признаний и заявляет о пытках.
    
    Но суд счел все это несущественным и «не усмотрел оснований» для изменения ареста на более мягкую меру.
    Согласно вынесенным 14–15 января решениям, Дмитрию Пчелинцеву, Василию Куксову, Андрею Чернову, Михаилу Кулькову, Максиму Иванкину и Арману Сагынбаеву продлено содержание под стражей до 18 апреля.
    Слушания по продлению ареста Илье Шакурскому перенесены на 16 января.


Оригинал новости