Friday
19/04/2019
USD: 64.07 (+0.12)
EUR: 72.24 (-0.12)


Назад

2019-01-24 20:55:00
Заморозки на блокадной почве

Заморозки на блокадной почве    Петербургские власти не один год настаивали на необходимости строительства современного музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда». Блокадный музей в Соляном переулке, открывший свою первую экспозицию к весне 1944-го, остро нуждался в новых площадях. Изначально он занимал три соединенных между собой здания — около 40 тыс. кв. м. Попав в жернова «Ленинградского дела», был разгромлен и закрыт в 1949-м. Тремя годами позже постановлением Совмина все музейные помещения передали военному ведомству, часть экспонатов распределили по другим музеям, значительную долю фондов попросту уничтожили.
    Музей возродится в старых своих стенах к 1989-му, но на ничтожно малых площадях — 800 кв. м. Попытки вернуть исторически принадлежавшие ему помещения неизменно разбивались о жесткие встречные требования Минобороны — город должен построить взамен новые здания.
    
    Это на забавы парка «Патриот» ведомству Сергея Шойгу миллиардов не жалко, а на сохранение подлинной блокадной памяти денег нет, ни пяди бесплатно не сдадут.
    
    В год 70-летия снятия блокады, совпавший с переизбранием губернатора, Георгий Полтавченко на встрече с Владимиром Путиным походатайствовал о строительстве нового здания. Президент поддержал, сказав: «Хорошая идея».
    Город подобрал участок возле парка Победы, что представлялось вполне логичным. Но затем эту территорию отдали под выставочный комплекс «Россия — моя история». Выбор нового места — у излучины Невы, на Смольной набережной, изначально подвергся жесткой критике экспертов.
    Территория эта с никудышной транспортной доступностью, внутри запланированной петли развязки Орловского тоннеля, а новое строительство вблизи Смольного собора несет угрозу историческим панорамам. Градозащитники настаивали, что разумнее использовать существующие подлинные объекты — конструктивистский Левашовский хлебозавод, где выпекался блокадный хлеб, и тяговая подстанция на Фонтанке, обеспечившая возобновление движения трамвая в марте 1942-го.
    Но все эти доводы игнорировались. Роль оператора проекта отвели АО «Центр выставочных и музейных проектов» (100% акций принадлежит учредителю — правительству Санкт-Петербурга в лице Комитета имущественных отношений), ответственному также за воплощение питерского проекта «Россия — моя история». Председателем совета директоров центра поставили главу Комитета по культуре Константина Сухенко, гендиректором — выпускника Военного института физкультуры Сергея Важенина, экс-председателя Комитета по физкультуре и спорту.
    
    Только конкурс архитектурных концепций обошелся бюджету в 15 млн рублей, еще около 3 млн стоила работа по поиску архивных материалов для будущего музейно-выставочного комплекса.
    
    Несмотря на требования специалистов, настаивавших на необходимости сначала разработать музейную концепцию, а уже под нее объявлять открытый архитектурный международный конкурс, — поступили ровно наоборот. Сначала провели конкурс, причем закрытый (победила «Студия-44), затем взялись обосновывать, чем и как наполнить новые стены. Помимо собственно музея с фондохранилищем и «Института Памяти», немало квадратных метров отводилось под вип-зону и ресторан, что тоже было встречено общественностью в штыки.
    Стоимость реализации проекта оценили в шесть миллиардов, завершить строительство планировалось к концу 2019 года. Но в июне 2018 г. Константин Сухенко признал, что к юбилейному году не поспеть. В сентябре Смольный выделил центру землю (более 17 тыс. кв. м) и взялся за изменение функционального назначения одного из наделов: по генплану там зона уличной сети, предлагалось изменить ее на зону деловой застройки. Этой инициативе администрации сопутствовало распространение слухов о том, что никакой музей тут в итоге строить не будут, участок готовят для влиятельной строительной корпорации. Среди потенциальных интересантов называлась Группа ЛСР Андрея Молчанова, гендиректором которой в ноябре стал бывший глава Минтранса Максим Соколов. Но проведенная осенью торжественная церемония установки закладного камня будущего музея как будто демонстрировала беспочвенность таких слухов. В ответ на запрос «Новой» в пресс-службе  Группы  ЛСР заверили: «интереса к участкам компания не проявляла, переговоры по ним не проводились».
    Параллельным курсом в СМИ возобновили дискуссию о целесообразности создания нового комплекса, появились публикации от имени блокадников — взывавших не тратить миллиарды в наше тяжелое время, а вернуться к идее создания новых блокадных экспозиций в исторических зданиях, связанных с подвигом Ленинграда.
    В декабре центр объявил конкурс на проектные и изыскательские работы по музею, но в УФАС поступила жалоба от малоизвестного архитектурного бюро, и антимонопольщики признали его претензии обоснованными. Управление заключило, что выявленное нарушение не повлияло на процедуру закупки, и предписание направлять не стало.
    
    Однако врио губернатора Александр Беглов оперативно созвал совещание, на котором объявил о необходимости прислушаться к мнению горожан и не допустить келейного решения судьбы нового музея. На совещании припомнили все те возражения, что высказывала общественность прежде, главным образом напирали на неудачный выбор места.
    Договорились продлить срок рассмотрения и оценки заявок на десять дней. Через неделю Сергей Важенин сообщил, что конкурс отменен по требованию Комитета по государственному финансовому контролю, указавшему на необходимость внести поправки в документацию.
    Тем временем стало известно, что советник президента по вопросам культуры Владимир Толстой разослал известным петербуржцам письма с просьбой высказать свое мнение по вопросу создания нового блокадного музея. А в прессе замелькали комментарии экспертов в поддержку мудрого решения Беглова с общим трендом «музей блокады — стратегический для Петербурга, его нельзя строить, игнорируя мнение горожан».
    22 января, на встрече депутатов Законодательного собрания Петербурга с Любовью Совершаевой, предшествующей ее утверждению в должности вице-губернатора, парламентарий Алексей Ковалев высказал просьбу поддержать проект нового блокадного комплекса: «Нельзя допустить, чтобы этот участок вместо строительства музея был использован для коммерческих объектов и земля была городом утрачена».
    «Я не знаю, чьи там коммерческие интересы, но я точно знаю, что политические партии эту тему взяли как шест и начали ее разыгрывать, — парировала госпожа Совершаева. — Это плохая история, что мы пытаемся перетянуть блокадников то на одну сторону, то на другую».
    Любовь Совершаева вновь заострила внимание на дороговизне проекта, а также неблагоприятном месторасположении участка: «Мы что, хотим, чтобы люди на подкидыши садились, или нам нужна транспортная доступность?» Дав отповедь тем, кто «пытается спекулировать на святой теме», госпожа Совершаева завершила дискуссию заявлением о том, что проект заморожен по поручению врио губернатора.
    Сергей Важенин в разговоре с «Новой» сообщил, что его пока никто официально не проинформировал о заморозке или отмене проекта, добавив: «Но вы же понимаете, что на пустом месте такие заявления не делаются. Вот вернусь из Парижа — я туда вылетаю поздравлять тамошних блокадников — и половину сотрудников [центра] уволю. А что им делать, если работы нет?»
    
    Господин Важенин посоветовал прессе «дождаться понедельника» — по его предположению, решения об отмене проекта можно ожидать после завершения официальных торжеств по случаю 75-летия полного снятия блокады.
    
    Курирующий вопросы культуры вице-губернатор Владимир Кириллов был краток: «Пока я ничего не комментирую».
    Те, кто выступал против сооружения нового блокадного комплекса, могли бы радоваться отмене проекта. Если бы не горькое ощущение, что общественным мнением в очередной раз цинично манипулируют — на сей раз в интересах строительного бизнеса, сыгравшего на святой теме для отжима золотого земельного участка. Насколько обоснованны эти подозрения, узнаем лишь со временем, когда определится судьба территории: учтут ли мнение горожан, выступающих за благоустройство существующей здесь зеленой зоны, или отдадут-таки под коммерческую застройку.


Оригинал новости