Friday
19/04/2019
USD: 64.07 (+0.12)
EUR: 72.24 (-0.12)


Назад

2019-02-20 17:47:00
Дали одну миллионную

Дали одну миллионную    Невский суд Петербурга 18 февраля вынес решение по иску Марии Чаадаевой (Комиссаровой) к клинике доктора Евгения Блюма. Спортсменка требовала вернуть ей 51 миллион рублей, потраченных на лечение, и пять миллионов в качестве морального ущерба. Суд присудил 40 тысяч рублей компенсации и… штраф ответчику в 20 тысяч рублей. О возмещении ущерба речи не шло.
    Решение суда стало неожиданностью для представителей Марии Чаадаевой. «На заседании планировалось обсуждать финансовые составляющие иска, — сообщила «Новой» адвокат Ирина Фаст. — На следующее слушание мы хотели пригласить свидетелей. Тех, кто тоже лечился в клинике Блюма, но остался недоволен результатами. И вдруг такое… Конечно же, мы будем обжаловать решение!»
    Иск Марии Чаадаевой удовлетворен частично — ей присудили почти в миллион раз меньше того, о чем она просила. Ответчик, ООО «НИИ Физической реабилитации и новых реабилитирующих технологий», по решению суда обязан выплатить 40 тысяч рублей в качестве моральной компенсации.
    
    Сама Мария Чаадаева считает решение суда как минимум поспешным. «С одной стороны, я, конечно, недовольна решением, — заявила Мария. — Но мне было важно показать пример людям, потерявшим деньги и не вернувшим свое здоровье. Что можно и нужно бороться не только за свое здоровье, но и за нарушенные права».
    «Новая» рассказывала о том, что Мария Комиссарова (после замужества — Чаадаева) 15 февраля 2014 г., во время сочинской Олимпиады, на тренировке по ски-кроссу получила серьезную травму позвоночника. После операции в Красной Поляне ее отправили на лечение в Германию, но и немецкие врачи признали, что ходить она больше не сможет. Тогда некий меценат посоветовал ей обратиться в клинику доктора Блюма в Испании. В Марбелье Евгений Блюм, осмотрев спортсменку, заявил, что «случай не самый тяжелый, и он берется помочь». Но это будет стоить очень больших денег.
    «Честно говоря, вопрос оплаты нас в тот момент волновал в последнюю очередь, — заявила в суде Чаадаева. — Мне подарили надежду, пообещали поставить на ноги, а сколько бы это стоило, дело десятое. Я потому и договор подписывала, практически не читая. Потому что поверила человеку, а не бумажкам».
    
    Как оказалось, к договору необходимо было отнестись более внимательно. Потому что в нем, на что обращали внимание представители ответчика (ООО «НИИ физической реабилитации и новых реабилитирующих технологий», юрлицо «Клиники Блюма»), никаких гарантий полного восстановления не давалось.
    
    «Услуги по договору были оказаны полностью, — заявил в суде представитель ответчика Денис Ионов. — Состояние Марии улучшилось, что доказывает хотя бы то, что она смогла родить ребенка. А полностью ее вылечить и поставить на ноги никто не обещал».
    Как следует из искового заявления, подтвержденного показаниями четы Чаадаевых в суде, на попытку покинуть коляску и ходить на своих ногах потратили 51 миллион 70 тысяч 800 рублей. Согласно финансовым отчетам благотворительного фонда «Острова», выступавшего в суде третьим лицом, на помощь Чаадаевой с 2014 по 2017 год было перечислено 33 млн 132 тыс. 248 рублей. Из них ответчик признает получение 23 миллионов рублей.
    «Мы не отрицаем получение денег от «Островов», но считаем, что эти деньги были выплачены за предоставленные услуги, — говорит Ионов. — Об остальных деньгах, которые упомянуты в иске, мы ничего не знаем».
    «18 февраля мы представили скрины переписок с сотрудниками клиники, из текста которых видно, что даже после прекращения действия договора оплата услуг клиники проводилась путем внесения наличных средств, — утверждает Ирина Фаст. — Да и представитель клиники Елена Балкарова (жена Евгения Блюма) на заседании суда это подтвердила. Хотя продолжала заявлять, что полного исцеления никто не обещал».
    
    Представитель Марии ходатайствовал о вызове в суд свидетелей, которые могли бы подтвердить слова Блюма о том, что он именно обещал поставить Чаадаеву на ноги. Однако суд посчитал, что это делается с целью затягивания процесса, и отклонил ходатайство.
    
    «Суд даже не принял ходатайство свидетеля о его допросе посредством видеоконференцсвязи, — говорит Ирина Фаст. — Этот свидетель, лично участвовавший в переговорах Марии с Блюмом, инвалид первой группы и сейчас находится в Испании».
    В то же время представители ответчика не представили финансовые документы об оплате лечения Чаадаевой, о чем ходатайствовала сторона истца. Представитель ответчика заявил еще на прошлом заседании, что договор с Чаадаевой не предусматривает финансовой отчетности по предоставленной услуге.
    Как следует из показаний Алексея Чаадаева, его жена проходила лечение в клинике Блюма с мая 2014 по февраль 2016 года. Причем договор был заключен лишь на один год. Представители ответчика в суде заявляли, что после того, как действие договора истекло, они по доброте душевной позволяли бывшей спортсменке продолжать занятия в их центре. Впрочем, на последнем заседании Балкарова признала получение денег и за второй год.
    В феврале 2016 г. медицинская экспертиза показала, что улучшений в состоянии Чаадаевой не наблюдается. Было решено прекратить лечение. На вопрос, почему она сразу не обратилась в суд, Чаадаева ответила, что, во-первых, ей было не до судебных тяжб (в апреле 2017-го она родила сына), а во-вторых, у нее просто не было денег.
    Спустя два года, в середине 2018-го, финансирование судебного процесса взял на себя стартап PLATFORMA, юристы которого работают за процент от выигранных компенсаций и выплат.
    Как пояснила Ирина Фаст, жалоба в Городской суд Петербурга будет составлена после того, как стороны смогут ознакомиться с мотивировочной частью решения суда, то есть приблизительно через неделю.


Оригинал новости