Friday
19/04/2019
USD: 64.07 (+0.12)
EUR: 72.24 (-0.12)


Назад

2019-02-22 13:47:00
Заманили. Обманули. Арестовали

Заманили. Обманули. Арестовали    Семья Хуссайнхиль — супруги Баракатулла и Белкис с тремя детьми — бежала из Афганистана в Россию в 2017 году. Отец семейства, 26-летний Баракатулла, спасался от талибов. После ранения в голову он попал в заложники, сумел бежать, и единственным спасением стал отъезд из Афганистана. У его жены Белкис в Петербурге жили братья, давно получившие российское гражданство, поэтому супруги надеялись найти здесь убежище. Восемь месяцев назад у них родился четвертый ребенок — Асима.
    Полтора года семья, которой помогают адвокаты сети «Миграция и право» и ПЦ «Мемориал» и Красного Креста, пыталась легализовать свое присутствие в России. Они обратились с заявлением о получении убежища 18 мая 2017 года, еще когда у них была действующая виза, но документы не приняли. А потом, когда виза закончилась, документы не принимали уже под предлогом того, что они незаконно находятся в России.
    По словам адвоката Юрия Серова, это общая проблема мигрантов, желающих получить статус беженцев: у них под разными предлогами не принимают заявления: «А выливается это в то, что люди прячутся, их привлекают к ответственности. Но человек все равно не уезжает, он лучше будет здесь нелегалом, чем уедет туда, где ему грозит опасность».
    
    Тем временем дети Хуссайнхиль росли, не имея возможности учиться и социализироваться. Семья решила обратиться через общественные организации в отдел образования с просьбой, пока решается вопрос со статусом беженцев, принять двоих детей в школу, и одного, четырехлетнего, в детский сад. Заявление для них составил адвокат Юрий Серов и в июне 2018 г. подал его в отдел образования Красносельского района.
    18 февраля дяде семейства (он 25 лет живет в России, имеет гражданство РФ, но просил не называть его имя) позвонили. Человек не представился, но сказал, что Хуссайнхиль могут явиться для решения вопроса об обучении детей. Счастливые родители собрали четверых мальчиков и отправились по указанному адресу — улица Тамбасова, 4. Они не знали, что там находится служба миграционного контроля, которая точно не занимается вопросами устройства детей мигрантов в детские сады и школы.
    Семья приехала со всеми необходимыми документами, подтверждающими отцовство и материнство, но сотрудники управления отобрали у них паспорта и вызвали полицию. Старших детей увели, а супругов заперли с двумя младшими в кабинете.
    
    Когда женщина поняла, что у нее могут отнять детей, она потеряла сознание. Малыши плакали, не понимая, что с мамой и почему к ним не пускают старших братьев.
    
    Полиция забрала всю семью и отвезла в отделение. У Белкис и Баракатуллы плохо с русским языком, поэтому они поняли только, что их разлучают с детьми, один из которых — грудной младенец, самих отправят в суд, а затем в центр на выдворение. В 42-м отделе полиции отца и мать посадили за решетку, детей — в полицейскую машину и увезли, причем родители не поняли куда.
    Четырехлетний Аян через два дня, когда весь этот кошмар закончился, рассказал своему дяде, что боялся больше никогда не увидеть маму. Теперь он вздрагивает от каждого звонка и стука в дверь и не отходит от матери ни на шаг.
    Белкис в камере стало так плохо, что полицейские вызвали скорую. Женщину увезли в больницу, где поставили диагноз «истероидная реакция». Ей дали лекарства, привели в чувство и отпустили домой, написав в справке — явиться на прием к неврологу.
    
    В это время в отдел полиции приехал дядя. Ему сотрудники сказали, что детей отправили в 5-ю детскую больницу на Бухарестской, на отделение, помогающее детям, оказавшимся в трудной ситуации: тем, кто потерялся или бежал от побоев родителей. Именно сюда и привезли четырех совершенно домашних, но не говорящих по-русски афганских мальчиков. В это время мама была в больнице, отец — за решеткой.
    Баракатулла пробыл под арестом сутки. На следующий день его отвезли в Красносельский районный суд, где судья отложил решение до 25 февраля. Адвокат Юрий Серов, представляющий интересы семьи, надеется, что все кончится не выдворением, а штрафом.
    Как только его отпустили, с документами на детей и паспортом, отец поехал в больницу. Но ему даже не дали увидеться с сыновьями. Дети вынуждены были провести без родителей еще сутки.
    20 февраля родители приехали снова в сопровождении русскоговорящего дяди, представителя Управления по правам человека и адвоката Ольги Цейтлиной.
    
    Главврач объяснила, что накануне отца не пустили к детям, так как в актах, составленных полицейскими, не было указано, кто родители и кому можно вернуть детей. При этом адвокат считает, что акты вообще могли быть сфальсифицированы.
    
    «У нас опять детей отбирают по липовым актам, как было в случае с Умарали», — говорит Цейтлина. (История Умарали Назарова потрясла Петербург в 2015 году. Тогда при выдворении таджикской семьи у матери отняли грудного сына, которого из отдела полиции отвезли в больницу, где он умер. — Ред.) — По закону нельзя разлучать детей с родителями, даже если это дети незаконных мигрантов. Вот и составляют липовые акты, как было с Умарали, о якобы нахождении беспризорных и безнадзорных детей. Но эти дети не беспризорные! Они были вместе с родителями. Отбирать детей по закону можно, только если есть прямая угроза жизни и здоровью ребенка или когда есть решение суда об ограничении или лишении родительских прав. Но тут нет ни того ни другого. В больнице врачи отметили, что дети чистенькие, ухоженные, здоровые».
    Главврач долго с кем-то созванивалась, прежде чем вернуть детей отцу и матери. Сцена встречи была трогательной — дети плакали навзрыд, повиснув на родителях, Белкис сразу пошла кормить грудничка — врачи давали ему смесь.
    Дядя, который живет в России уже 25 лет, не может поверить в то, что случилось с его семьей: «Я горжусь тем, что я гражданин России. Но то, что произошло с моей сестрой, это ужас! Это ведь мне позвонили и пригласили прийти семье на Тамбасова, 4, для оформления детей в школу и садик. И там забрали детей — как так можно? Грудного ребенка забрали!»
    
    Семья временно поселилась у родственников, они боятся, что миграционная служба или полиция снова разлучит их с детьми. Тем более адвокату сообщили — Белкис ждут в суде, где будут рассматривать дело об ее административном выдворении.
    Ольга Цейтлина подготовила заявление о преступлении в отношении задержания и разлучения детей с родителями в Следственный комитет РФ по Петербургу с просьбой проверить законность действия сотрудников. Кстати, паспорт женщине не вернули до сих пор.
    По словам адвоката, к истории подключился аппарат уполномоченного по правам ребенка: «Сказали, что будут держать ситуацию под контролем».
    А вмешательство уполномоченного по правам человека может помочь семье получить наконец убежище. «Возможно, в управлении по вопросам миграции пойдут навстречу и дадут возможность подать заявление на предоставление временного убежища. У семьи есть родственник, гражданин России, и один из детей родился здесь», — говорит адвокат.
    «Новая» позвонила на Тамбасова, 4, по телефону, с которого звонили дяде и обманом завлекли семью в центр контроля миграции. Услышав, что это звонок из редакции, на том конце тут же бросили трубку.
    В понедельник, 25 февраля, суд Красносельского района огласит решение по делу отца — Баракатуллы. В лучшем случае судья ограничится штрафом. В худшем — отправит в центр на выдворение с дальнейшей депортацией.


Оригинал новости