Saturday
15/06/2019
USD: 64.43 (-0.20)
EUR: 72.70 (-0.31)


Назад

2019-04-10 09:58:00
Что Юнармии хорошо, то антифашистам — срок

Что Юнармии хорошо, то антифашистам — срок    Московский окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, которых ФСБ считает участниками «террористического сообщества "Сеть"».
    Подсудимых ввели в здание суда под аплодисменты. Слушателей, по оценкам «Новой», собралось свыше полусотни. Адвокат Бояршинова Алексей Царев оценил такое стечение публики как свидетельство высокой общественной поддержки его подзащитного и Виктора Филинкова. Приехала на заседание и член Комитета по конституционному законодательству и госстроительству Совета Федерации Людмила Нарусова. 
    
    В комментарии «Новой» сенатор объяснила свой интерес к процессу желанием разобраться в сути этого громкого дела и его «пыточной» составляющей.
    Сейчас по ее инициативе разрабатываются поправки к Уголовному кодексу РФ, предусматривающие введение отдельной статьи об ответственности за применение пыток, в том числе как недозволенного метода дознания.
    Виктор Филинков, настаивающий на своей невиновности, надел на суд футболку с надписью «Ваш электрошок не убьет наши идеи».
    Председательствующий Роман Муранов удовлетворил просьбу защиты о фото- и видеосъемке на всех заседаниях — при условии не снимать коллегию судей, а также свидетелей, если те не захотят оказаться в кадре.
    
    Виталий Черкасов, представляющий интересы Филинкова, также ходатайствовал о том, чтобы его подзащитный находился рядом со своим адвокатом, а не в унижающей человеческое достоинство клетке. Защитник ссылался на российские и международные нормы, практику ЕСПЧ. А также на распоряжение Дмитрия Медведева, который по итогам февральской встречи с членами Совфеда поручил Минюсту до 1 апреля проработать вопрос о запрете на использование в залах судебных заседаний защитных кабин. Однако прокурор Екатерина Качурина высказалась против: Филинков содержится под стражей, доставлен в суд под конвоем, а адвокат и так имеет возможность с ним взаимодействовать. Председательствующий согласился с такими доводами, добавив, что Филинкову мера содержания под стражей была продлена до 11 июня, а изменение условий содержания не предусмотрено национальным законодательством.
    Последнее утверждение Людмила Нарусова оценит как абсурдное. «Выход из клетки в пространство судебного зала не означает изменения меры пресечения. Покинув ее, человек не оказывается на свободе, он остается под конвоем в стенах суда», — пояснит «Новой» в перерыве сенатор.
    При оглашении прокурором обвинительного заключения подсудимые очень старались не рассмеяться. Всерьез воспринимать такое и правда непросто:
    
    как Филинков и Бояршинов «принимали меры к обеспечению и поддержанию собственной безопасности путем использования псевдонимов «Гена» и «Юра»,
    
    знакомились с «руководящими документами террористического сообщества» и брали на себя обязательства «вербовать иных лиц, обсуждать и планировать преступления на собраниях, участвовать в занятиях по отработке тактики и методики разведывательно-диверсионных и боевых действий, приемов владения оружием и взрывными устройствами, приобретения комплекса знаний, необходимых в экстремальных ситуациях и боевой обстановке».
    
    — Понятно, в чем обвиняетесь? — спросил судья у Филинкова, когда гособвинитель справилась с чтением.
    — Нет. Я не понимаю, на основании чего написан этот текст. Я думал, что обвинительное заключение должно строиться на материалах уголовного дела, а не быть чьей-то фантазией. Я не понимаю, откуда взяты эти буквы.
    Юлий Бояршинов, утративший после пребывания в «пресс-хате» СИЗО желание задавать лишние вопросы, сказал, что обвинение ему понятно, вину признает в полном объеме. И желает дать показания до того, как будут заслушаны свидетели и оценены доказательства по делу. Виктор Филинков заявил, что хотел бы свои показания дать по завершении таких действий.
    Суд объявил перерыв до десяти утра следующего дня.
    
    Корреспондентка НТВ попыталась просунуть свой микрофон в клетку к подсудимым, выкрикивая: «Вы занимались военной подготовкой? С какой целью?»
    — Военной подготовкой занимается Юнармия, организованная министром обороны Шойгу, — ответила за них проходившая к выходу Людмила Нарусова. — Там учат метать гранаты, тактике ведения боя, оказанию медицинской помощи и многому другому, что вменяется в вину подсудимым. Предъявлять умение кидать гранату как обвинение — это вообще не соответствует никаким правовым нормам. Вот мой коллега-сенатор тоже недавно заявил, что ребенок должен уметь бросать гранату» (имеется в виду Виктор Бондарев, призвавший вернуть в школу начально-военную подготовку, а то сейчас «ребенок боится автомата, не знает, что такое граната и как ее кидать. — Ред.). Получается, всех этих детей, которых агитируют вступать в юнармию, тоже затем можно будет привлечь к уголовной ответственности?
    Напомним, патриотическое движение «Юнармия» функционирует на базе ДОСААФ с 2016 года. Сергей Шойгу обещал юнармейцам, что они получат возможность «стрелять из всего, что стреляет, кроме ракет».
    Среди предлагаемых участникам движения занятий есть ряд опций, фигурирующих и в обвинительном заключении дела «Сети», такие как огневая подготовка, основы автономного выживания, оказание первой медицинской помощи. В декабре министр обороны призвал довести численность членов юнармии до полумиллиона человек.
    Со следующего года юнармейцы получат льготы при поступлении в российские вузы.
    
    «Зачитанное здесь обвинительное заключение, конечно, вызывает недоумение, — поделилась Людмила Нарусова своими впечатлениями с «Новой». — Все время повторяется «неустановленные лица», «в неустановленное время». Но как тогда установили преступные цели? В числе прочего вменяется подготовка к убийствам политических деятелей. Но кого именно? Четыре года как убили Бориса Немцова, двадцать лет прошло с убийства Галины Старовойтовой, заказчики до сих пор неизвестны. А тут следствию как будто уже все ясно. Это ведь очень серьезное обвинение, а конкретики никакой нет. Говоря юридическим языком, оно ничтожно».
    Правозащитник и бывший политзэк Юлий Рыбаков тоже склонен рассматривать прозвучавшее обвинение как сочинительство.
    «Когда я все это выслушал, мне показалось, что мы не в зале военного суда, а в литературном салоне, где люди собрались чтобы послушать новую страшную сказку. Я не знаю, может быть, завтра прокурор предъявит какие-то доказательства, но обычно они фигурируют сразу, в виде ссылок на те или иные материалы следствия. Если они не прозвучали сегодня — значит, обвинение располагает только чьими-то признательными показаниями. А фигуранты дела «Сети» заявляли о пытках, и члены ОНК Петербурга видели следы электроожогов на телах подследственных — но проверки Следственного комитета доказательств применения пыток не нашли».
    «Зная на собственном диссидентском опыте, как изобретательны, коварны и жестоки спецслужбы, и заслушав сегодня бездоказательную страшилку, я уже не поверю ни в признания подсудимых, ни в объективность этого судилища», — заключает Рыбаков.
    Рассмотрение дела продолжится в среду, 10 апреля — во вторник доставка подсудимых по техническим причинам была сорвана.
    
    * Сообщество «Сеть» внесено в список террористических организаций, запрещенных в России


Оригинал новости