Friday
19/04/2019
USD: 64.07 (+0.12)
EUR: 72.24 (-0.12)


Назад

2019-04-10 10:05:00
Помощник неустановленного заказчика

Помощник неустановленного заказчика    Незадолго до этого, в марте, суд признал его лидером тамбовской ОПГ и приговорил к 24 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Теперь Барсукову-Кумарину, которому вменяют «организацию посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля» (ст. 33 ч. 3 и ст. 277 УК РФ), грозит пожизненное заключение.
    Само по себе обвинение не стало неожиданностью ни для подследственного, ни для его адвокатов. Подобный поворот можно было предугадать еще летом 2015 года, когда за соучастие в организации убийства Галины Старовойтовой судили экс-депутата Госдумы РФ Михаила Глущенко. Тот, в надежде на «существенное смягчение наказания», заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и дал показания на Барсукова-Кумарина, назвав его заказчиком громкого политического убийства. Следствие уверяло, что в подтверждение своих слов Глущенко предоставил неопровержимые доказательства, не подлежащие разглашению. А адвокат Глущенко Александр Афанасьев неоднократно подчеркивал, что показания его подзащитного получили полное и всестороннее подтверждение в ходе проверки в Генпрокуратуре.
    По версии ФСБ, Барсуков-Кумарин «лично взял на себя обязательство организовать убийство с целью прекращения политической деятельности Галины Старовойтовой», однако действовал он «в соответствии с достигнутой договоренностью с неустановленным лицом». Как говорится в документах следствия, позиция Старовойтовой «вызывала острое неприятие у ее оппонентов, вплоть до ненависти у отдельных из них». В результате «Барсуков-Кумарин совместно с неустановленным лицом принял решение прекратить государственную и политическую деятельность женщины путем ее убийства».
    Тем не менее сегодняшнее обвинение Барсукова-Кумарина оставляет вопросы.
    
    Если железобетонные доводы Глущенко настолько убедили следователей в причастности к преступлению «ночного губернатора Петербурга» еще четыре года назад, то чего они ждали все это время? Почему так долго не ставили точку в деле, расследование которого длится уже больше двадцати лет? Какие новые обстоятельства подтолкнули к этому шагу сейчас?
    
    – Предметно и полноценно комментировать обвинение в организации убийства Старовойтовой, предъявленное моему подзащитному, пока сложно, поскольку мы еще не ознакомлены с делом, — объяснил «Новой» адвокат Барсукова-Кумарина Сергей Афанасьев. — После осуждения Глущенко мы ждали этого обвинения как неизбежности, следствию просто некуда было деваться. Но насколько я знаю, у следователей до сих пор нет ни полного понимания, ни никаких других доказательств причастности к преступлению Барсукова-Кумарина, кроме слов экс-депутата Глущенко. Нет даже понимания о возможных зонах пересечения Барсукова-Кумарина со Старовойтовой, в отличие от Глущенко — у погибшей были серьезные разногласия с ЛДПР. Нам по-прежнему непонятно: чем мог бы, по мнению сотрудников ФСБ, руководствоваться мой подзащитный, вступая в преступный сговор с кем-либо? Мотив изначально являлся сложной задачкой для следствия. Думаю, решить ее так и не удалось. Поэтому Барсукова-Кумарина выставили «помощником заказчика», а не заказчиком: теперь мотив изобретать не нужно. Мой подзащитный не сомневался, что его назовут заказчиком, но не ожидал, что понизят до помощника таинственного ненавистника демократии. Сейчас он шутит: «Если всё так просто, то, может, и мне показать на кого-нибудь пальцем?». Вины по этому делу Владимир Сергеевич как никогда не признавал, так и не признаёт.
    – 8 апреля я была в Следственном управлении ФСБ, общалась уже с пятым следователем по делу, насчитывающему уже 40 томов. Я допускаю, что Барсуков-Кумарин мог иметь отношение к убийству моей сестры, но не верю, что это его идея, автор точно не он, — сказала «Новой» сестра погибшей Ольга Старовойтова, признанная потерпевшей по делу. — Я совершенно согласна с Русланом Линьковым (помощник Галины Старовойтовой, также признанный потерпевшим по делу. — Н. П.) в том, что под описание политического заказчика убийства изначально подходила не одна фигура. Знаю, что в числе возможных интересантов Руслан называл и депутата Госдумы РФ Владимира Жириновского, и бывшего губернатора Петербурга Владимира Яковлева. По-моему, следователям не мешает задать вопросы обоим политикам.
    После показаний Глущенко я, честно говоря, опасалась, что заказчиком убийства объявят Барсукова-Кумарина, — признается Ольга Старовойтова, — однако этого не случилось. Я читала в прессе его заявление про пальчик. Оно может быть и шуткой, и намеком. Любопытно, что он еще придумает. Вообще сейчас, впервые за долгое время следствия — 195 месяцев (я посчитала), — мне действительно интересно, что будет дальше. Кто и что еще скажет? И чем все это будет подтверждено? Предъявленное обвинение — ложная сенсация. Ни заказчик, ни его мотивы нам по-прежнему неизвестны.
    В ближайшее время адвокаты обвиняемого Барсукова-Кумарина будут знакомиться с новым делом в отношении него. В конце лета — начале осени этого года следствие намерено передать дело в суд.


Оригинал новости